Рейтинг@Mail.ru На главную Библиотека Фотогалерея Контакты Лица О проекте Поиск      В е р а    и    В р е м я
Религиозные ценности и современная система образования
Основные разделы:
Аннотация:

Рассматривается «история» возвращения ценностей Православия в русскую национальную школу с конца 1990-х гг. по 2010 г. Анализируются основные документы и материалы по теме, ход и перспективы реализации эксперимента Минобрнауки по преподаванию основ религиозных культур и этики в регионах России в контексте введения нового ФГОС общего образования

Публикации по теме:
Митрополит Иларион

8 марта 2018

Митрополит Волоколамский Иларион:

Мы должны закладывать в наших детей духовно-нравственный код, который поможет им вырасти полноценными гражданами

3 марта 2018 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на канале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных...

(См. далее...)

15 февраля 2018

Митрополит Волоколамский Иларион:

Теология и преподавание религии в школе

Доклад митрополита Волоколамского Илариона на пленарном заседании конференции «Духовно-нравственное образование в современной школе: социально-философский, научно-педагогический и межрелигиозный аспекты», прошедшей...

(См. далее...)

Последние репортажи:

16 ноября 2018

Московские педагоги и их воспитанники на выставке «Сокровища музеев России» в Манеже

16 ноября 2018 года стал одним из дней посещения московскими педагогами вместе со своими воспитанниками выставки в Центральном выставочном зале «Манеж» «Сокровища музеев России». Эта выставка традиционно проходит в рамках празднования 4 ноября (в этом году с 4 по 25...

(См. далее...)

13 ноября 2018

Клуб «Я шагаю по Москве» («Активное долголетие»): автобусная экскурсия в храмы в Крылатском

13 ноября 2018 года в рамках клуба «Я шагаю по Москве» (программа «Активное долголетие») состоялась автобусная экскурсия в храмы Западного административного округа: храм Рождества Пресвятой Богородицы в Крылатском и храм святителя Иова.

(См. далее...)


ПУБЛИКАЦИИ
Автор публикации:
Метлик Игорь Витальевич /Доктор педагогических наук, Заведующий лабораторией развития воспитания и социализации детей Института изучения детства, семьи и воспитания РАО, профессор кафедры общей и социальной педагогики ПСГТУ, заведующий Научно-методическим кабинетом Синодального ОРОИК РПЦ

Метлик Игорь Витальевич

Доктор педагогических наук
Заведующий лабораторией развития воспитания и социализации детей Института изучения детства, семьи и воспитания РАО, профессор кафедры общей и социальной педагогики ПСГТУ, заведующий Научно-методическим кабинетом Синодального ОРОИК РПЦ

Публикации этого автора

25 октября 2010

Основы Православной культуры | Изучение традиционных религий


 

Православие в русской школе: трудный путь возвращения


В 2008 году случилось знаковое событие, на которое почему-то мало кто обратил внимание. Закончило обучение в средней школе первое поколение детей, родившихся после 1991 года, живших и учившихся уже после разрушения СССР — страны, провозгласившей атеизм государственной идеологией. Почти 20 лет в нашей стране нет государственного атеизма, монополии атеистической идеологии. Сейчас уже мало кто отрицает роль традиционных религий народов России в обществе, признаётся большой образовательный потенциал знаний о религии в системе образования, законодательство не препятствует реализации в средней и высшей школе религиозного образования и воспитания учащихся.

За эти годы в государственных и муниципальных школах во многих регионах России возникла и получила развитие практика изучения Православия, истории и культуры других религий. Религиозное образование основных традиционных российских конфессий возвращается в российскую школу. И в настоящее время вопрос дальнейшего развития этой практики, в том числе изучения в школах Православия, — становится одним из самых актуальных в социальном плане. От его решения будет во многом зависеть то, какой в итоге станет постсоветская школа в XXI веке. Будет ли это новый образ действительно возрожденной русской национальной школы или это будет безликая русскоязычная школа с пониженным уровнем образования и с главной воспитательной задачей — обеспечения толерантности коренного населении к мигрантам со всего мира, осваивающим земли вымирающих аборигенов.

Уточним, что в данной статье под русской национальной школой подразумеваются общеобразовательные учреждения с русским родным языком обучения, прежде всего муниципальные и государственные. В образовательных документах они обычно называются просто как школы с русским языком обучения, но очевидно, что для подавляющего большинства обучающихся в ней детей, и не только русской национальности, русский язык является родным языком. Не просто средством общения, но и неотъемлемой составляющей социальной и культурной идентичности. Это и есть русская национальная школа в России, наряду с башкирской, татарской, якутской и т. д. национальной школой. В этом понимании все национальные школы всех народов и национальных общин в Российской Федерации в совокупности образуют российскую общеобразовательную школу.

Современный этап возвращения религий в российскую школу заключается в том, что прошло время благостных, однако ни к чему не обязывающих заявлений с высоких трибун — причём в равной мере представителей государства, научного сообщества и религиозных организаций. Задача перешла в практическую плоскость: надо выстраивать изучение религий на основе единых по всей стране норм и правил, фактически «встраивать» религиозную составляющую в общее, среднее специальное и высшее образование. Создавать систему взаимодействия в этом процессе органов управления образованием всех уровней, конфессий, научных и методических центров и образовательных учреждений, семей школьников. Систему, существующую во многих странах Европы и мира, а ныне уже воссозданную и в бывших социалистических странах и даже в некоторых бывших республиках СССР. Преподавание разных учебных курсов по истории и культуре религий у нас подошло к рубежу, за которым оно уже не может развиваться только «снизу», а должно быть интегрировано в государственный стандарт общего образования, стать предметом повседневной работы управленцев, методистов, педагогов в качестве неотъемлемой части учебно-воспитательного процесса в целом. Причем это касается не только «проблемы ОПК», и даже в целом конфессионально ориентированных учебных курсов. Это касается всех, любых учебных курсов о религиях, а также знаний о религиях в содержании основных гуманитарных дисциплин, где они необходимы для полноценного освоения гуманитарных наук, неискаженного познания истории и культуры России и мира, обеспечения свободы мировоззренческого самоопределения учащихся.

Последние годы характеризуются в этом отношении противоречивыми тенденциями. С одной стороны, в органах власти, общественном сознании, научном и педагогическом сообществе всё более утверждается понимание права граждан России давать своим детям в общедоступной государственно-общественной школе систематическое духовно-нравственное образование и воспитание на основе исторических и культурных традиций Православия, духовно-нравственных ценностей других российских религий. И право детей изучать традиционную религию, духовную культуру своей семьи, своего народа (культура любого народа тесно связана с определенной религиозно-нравственной традицией) при получении общего среднего образования. С другой стороны, выявилась и категорическая позиция против возрождения религиозного — прежде всего православного — образования в российской светской (государственной и муниципальной) школе.

Но прежде следует остановиться на позитивных результатах государственно-церковных отношений в области образования, которые соответствуют образовательным потребностям и жизненным интересам нашего народа.

Определенным итогом постепенного процесса восстановления места Православия в российской школе в 1990-е годы можно считать образование в 1999 г. Координационного совета по взаимодействию Министерства образования Российской Федерации и Московской Патриархии Русской Православной Церкви [1]. В рамках его деятельности с участием церковных и светских специалистов, представителей центральных и региональных научно-педагогических центров был подготовлен информационно-методический материал для руководителей и работников образования, разработчиков учебных пособий по православной культуре: Примерное содержание образования по учебному предмету «Православная культура» и в 2002 г. направлен в регионы с сопроводительным письмом Министра образования РФ В.М.Филиппова [2].

Этот материал и само письмо вызвали тогда бурные отклики среди воинствующих атеистов, либерально-антицерковных чиновников и деятелей образования. Различные оценки этого письма звучали и от представителей церковной общественности. Но при всём разнообразии оценок нельзя было не признать очевидное: впервые после отказа от государственного атеизма в России изучение Православия было официально признано государством в качестве полноценной части общего среднего образования в российской общеобразовательной школе. Таким образом, в 2002 г. изучение православной культуры в средней школе получило содержательную основу, согласованную государством и Церковью.

После этого во взаимодействии государства и Церкви на федеральном уровне наблюдался определённый спад. Сотрудники федерального министерства, участвовавшие в создании и деятельности Координационного совета, знающие предмет и способные организовать конструктивное взаимодействие с Церковью, вскоре лишились своих должностей в ходе реформы центральных государственных ведомств. Тем не менее, в 2003-2006 гг. преподавание курсов православной культуры последовательно развивалось снизу, в регионах готовились учителя, пособия, накапливался опыт преподавания религиозно-культурологических дисциплин. Этот факт стал подтверждением наличия широкой общественной потребности в таком преподавании и полностью опровергал заявления противников изучения православной культуры, что оно якобы навязывалось сверху, министерством.

Для разработки пособий по православной культуре использовалось и указанное Примерное содержание. Церковные и светские специалисты выражали к нему разное отношение, но авторы пособий по православной культуре использовали его в своей работе. Об этом могу свидетельствовать лично, поскольку в то время участвовал в деятельности одной из секции Федерального экспертного совета (ФЭС), где такие пособия рассматривались и получали грифы Министерства образования и науки РФ до 2005 г., когда внезапно и без всяких на то оснований ФЭС был упразднен.

В 2006 г. наметилось новое оживление взаимодействия государства и Церкви по вопросу обеспечения прав граждан на приобщение своих детей к ценностям и традициям православной культуры в российской школе. С другой стороны, активизировалась и кампания в СМИ под лозунгом угрозы «клерикализации светской школы». В этих условиях Министр образования и науки РФ А.А. Фурсенко направил секретарю Общественной палаты РФ Е.П. Велихову письмо [3] с просьбой сформулировать рекомендации министерству по вопросу изучения религий в светской школе от гражданского общества, с учётом интересов основных мировоззренческих групп. В Палате состоялись обсуждения в трёх профильных комиссиях с участием специалистов,  представителей религиозных конфессий, разных мировоззренческих групп.  Результатом стали Предложения Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе образования [4].

Предложения Общественной палаты РФ Министру А.А. Фурсенко были выдержаны в духе соблюдения конституционных прав граждан. В их констатирующей части указано: «Демократический характер российского государства предполагает возможность удовлетворения специфических образовательных запросов и интересов представителей разных мировоззренческих групп в российском обществе», а далее изложены базовые принципы углубленного изучения истории и культуры религий в светской школе: «добровольность, возможность выбора и многообразие». Среди конкретных рекомендаций Министерству образования и науки РФ выделю следующую: «Выйти с законодательным предложением по правовому закреплению в федеральном законодательстве, с необходимой степенью детализации, порядка изучения религий в государственной и муниципальной системе образования на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций» (п. 4.3).

Надо отметить и заключительный пункт Предложений, вокруг которого в последний момент, уже на Совете палаты, прошла интересная дискуссия, показательная для понимания мировоззренческих особенностей современного российского общества. Удалось найти корректную формулу о мировоззренческом содержании, а значит и воспитательном потенциале основных учебных дисциплин, — без надуманного противопоставления науки и религии: «Реализуя установленные в законодательстве нормы… при разработке требований к образовательным стандартам и программам, а также требований к выпускникам учитывать, что научные истины носят объективный характер, наряду с ними существуют мировоззренческие представления, включая религиозные, которые должны преподаваться на вариативной основе». Здесь правильно разделены мировоззренческие представления (о происхождении и развитии мира, жизни, человека, направленности и смысле исторического процесса, смысле жизни человека и т.п.) и научные истины, точные научные знания, отмечено наличие в содержании общего среднего образования и того, и другого.

Показательно, что некоторые СМИ, выступающие с либерально-атеистических позиций, настолько были уверены в негативной позиции Общественной палаты РФ к вопросу преподавания основ религиозных культур (и это несмотря на то, что в ней присутствуют и представители Русской Православной Церкви), что поспешили выдать своё мнение за суждение Общественной палаты, гражданского общества в целом. Например, в газете Коммерсант от 28 ноября 2006 г. под заголовком «Общественная палата отвергла основы православия» [5] сообщалось, что рекомендации палаты «делают невозможным преподавание в школе таких предметов, как "Основы православной культуры"». Что якобы Общественная палата «рекомендовала школьникам изучить все религии» и потому предмет "Основы православной культуры" должен быть исключен из школьной программы и заменен на «универсальный курс религиоведения».

Осталось не ясным, что это было: просто сознательная ложь или аберрация зрения, вызванная антицерковным душевным перенапряжением. Имеет смысл обратить внимание и на то, что замена, вернее подмена учебного предмета по православной культуре на «универсальный курс религиоведения» была поставлена уже в 2002 г., сразу после выхода письма В.М. Филиппова и озвучена тогда же в выступлении заместителя председателя Госдумы И.М. Хакамады. И в дальнейшем на эту самую цель — подмену учебного предмета, интегрирующего ребенка в православную христианскую духовно-нравственную традицию, на курс просто знаний обо всех религиях без интеграции ребенка в традицию его семьи направлялись усилия всех противников духовно-нравственного возрождения русского народа и русской национальной школы, что прослеживается вплоть до настоящего времени.

 В том же 2006 г. активизировалась деятельность созданной рабочей группы по изучению истории и культуры религий (православия) при Минобрнауки России с участием представителей Русской Православной Церкви, ставшей в определённом смысле преемницей Координационного совета. В 2007 г. в этой группе было подготовлено и направлено в регионы Примерное соглашение о сотрудничестве органа управления образованием субъекта Российской Федерации и… Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) [6]. С учётом развивающегося в регионах взаимодействия государственных и церковных учреждений в сфере общего образования в Примерное соглашение были включены положения, значимые для реализации прав граждан на изучение их детьми, школьниками православной культуры. Так, в статье 2, указано, что в рамках соглашения орган управления образованием обеспечивает учёт запроса граждан на изучение их детьми предметов по православной культуре и с учётом этого запроса — введение в общеобразовательных учреждениях предметов по православной культуре на основе добровольности и свободы выбора.

В Примерном соглашении указывалось, что в целях обеспечения преподавания православной культуры орган управления образованием при участии церковной стороны также:

организует в соответствии с учетом запроса граждан повышение квалификации и переподготовку педагогических работников государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений;

содействует разработке учебно-методического обеспечения, пособий, образовательных материалов, предназначенных для преподавания предметов по православной культуре в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях субъекта Российской Федерации;

организует при участии Стороны соглашения проведение экспертизы для ежегодного формирования перечня учебников и образовательных материалов, допущенных к использованию в образовательном процессе при преподавании предметов по православной культуре в образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы общего образования и имеющих государственную аккредитацию:

создает с привлечением представителей Стороны соглашения экспертные группы для определения содержания программ повышения квалификации и переподготовки педагогических работников государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений, желающих преподавать предметы по православной культуре, для установления порядка их аттестации, получения ими рекомендации для преподавания указанных предметов в общеобразовательных учреждениях.

Соответствующие обязательства предусматриваются и для церковной стороны (статья 3), а именно: участие церковных представителей в определении содержания указанных программ повышения квалификации и переподготовки педагогических работников, желающих преподавать предметы по православной культуре, и в процедуре получения учителем рекомендации для преподавания таких учебных предметов в школах.

В сопроводительном письме Директора департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки России И.И. Калины поясняется, что текст соглашения является примерным, может видоизменяться в зависимости от условий и потребностей в каждом регионе, особенностей взаимодействия с другими религиозными организациями. А также, что: «Подобные соглашения могут заключаться с централизованными религиозными организациями других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического и культурного наследия народов России с учётом особенностей их структурирования и функционирования на территории субъекта Российской Федерации».

В данном Примерном соглашении достаточно чётко обозначены все основные константы взаимодействия государства и религиозной организации (в данном случае Русской Православной Церкви) в обеспечении религиозного образования и духовно-нравственного воспитания детей в школе, без которых такое образование и воспитание невозможно. Это: взаимное участие в определении содержания образования для детей, содержания подготовки учителей и порядка допуска их к преподаванию. И всё это, разумеется, на добровольной основе, согласно параметрам образовательного запроса граждан, родителей учащихся. 

Эти два письма высшего государственного органа исполнительной власти в сфере образования составляют реальную содержательную базу взаимодействия Российского государства и Русской Православной Церкви по вопросу преподавания православной культуры в общеобразовательной школе на общероссийском, федеральном уровне.

Новая ситуация с преподаванием курсов религиозной культуры на определенной конфессиональной основе возникает в конце 2007 г.

В декабре 2007 г. Государственная Дума принимает изменения в Закон РФ «Об образовании», вызвавшие острые дискуссии в обществе, суть которых заключалась в ликвидации национально-регионального компонента стандарта общего образования. Под угрозу была поставлена практика преподавания религиозных дисциплин, т.к. они преподавались в основном за счёт часов национально-регионального компонента учебного плана. Против этих изменений выступил ряд органов власти субъектов Российской Федерации. Выступила против и Русская Православная Церковь в связи с угрозой преподаванию учебных курсов по основам православной культуры. Однако все возражения, в том числе официальные предложения Русской Православной Церкви [7] по данному вопросу, учтены не были. Поправки в Закон внесли, но в целом закон оказался принятым практически в начальной редакции. Наиболее детально аргументы против этих изменений и возможные негативные последствия были тогда изложены в статье профессора С.Т. Погорелова в Учительской газете [8].

В качестве позитивного момента можно было бы отметить включение тогда же в Закон нормы: «Содержание образования должно обеспечивать: …формирование духовно-нравственной личности» (п. 2 ст. 14) — эта строка была внесена как некая «уступка» Церкви. Но текст этой нормы никого и ни к чему не обязывает. Предположим, что в законе было бы закреплено, что: «Содержание обучения и воспитания учащихся в общеобразовательных учреждениях всех организационно-правовых форм должно основываться на духовных и нравственных ценностях, исторических и культурных традициях народов России и обеспечивать приобщение к ним школьников в образовательном процессе». Такая норма обязывала бы разработчиков содержания образования, прежде всего стандарта общего образования, показать, как данное требование реализовано в содержании образования по истории, литературе и т.д., в целом в учебно-воспитательном процессе, какие условиях созданы для этого. А с учётом преамбулы ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (хотя и не являющейся правовой нормой) можно было бы ставить вопрос: как данное требование исполнено применительно к традиционным религиям, составляющим неотъемлемую часть исторического и культурного наследия народов России? Принятая же формулировка, по сути, не является правовой нормой.

Таким образом, указанная норма ничего не прибавила к имеющимся в той же статье общим требованиям к содержанию образования, действительно значимым для практики изучения в школе религий и духовно-нравственного воспитания школьников. В частности, что содержание образования должно обеспечивать: «Формирование у обучающегося адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы (ступени обучения) картины мира», [9] «Интеграцию личности в национальную и мировую культуру» (именно в такой последовательности — И.М.), а также что «Содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений».

Требование учёта разнообразия мировоззренческих подходов в содержании образования, без чего не может быть реализовано и право на свободный выбор убеждений, является ключевым в контексте нашей темы. Действительное исполнение указанного требования Закона РФ «Об образовании» до сих пор остаётся главной проблемой при организации изучении религий в российской школе, разработке и стандартизации содержания общего образования, учебного и методического обеспечения, воспитания школьников в процессе освоения знаний о религиях в школе.

После принятия указанных изменений в Закон РФ «Об образовании» в конце декабря 2007 г. в Калуге состоялась всероссийская конференция «Государственные образовательные стандарты нового поколения в контексте формирования нравственных и духовных ценностей обучающихся». Конференция была организована Минобрнауки России с участием Российской академии образования, Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования (АПКиППРО) и Русской Православной Церкви. В письме органам управления образованием субъектов РФ сообщалось, что на конференции «Наряду с обсуждением вопросов, связанных с новой структурой государственных образовательных стандартов, концепции нового поколения государственного образовательного стандарта общего образования, будут также рассмотрены вопросы организации взаимодействия органов управления образованием субъектов Российской Федерации и епархий Русской православной церкви в целях обеспечения прав граждан на свободное и добровольное приобщение их детей к ценностям и традициям православной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях» [10]. Органам управления образованием субъектов РФ предлагалось направить для участия в конференции своего ответственного представителя. На конференции обсуждались условия преподавания курсов православной культуры после возможной отмены регионального и школьного компонентов базисного учебного плана. С участием представителей органов управления образованием, научных центров из более 40 регионов России и епархий Русской Православной Церкви, церковных иерархов и высших руководителей Минобрнауки (А.А. Фурсенко, И.И. Калина) рассматривались подходы к решению данной проблемы. В результате была одобрена Концепция включения в новое поколение государственных стандартов общего среднего образования учебного предмета «Православная культура» в составе новой образовательной области учебного плана «Духовно-нравственная культура», разработанная светскими и церковными специалистами и представленная от Русской Православной Церкви [11].

Патриарх Алексий II, другие иерархи Церкви и всё православное сообщество восприняли результаты конференции в Калуге как принципиальное решение проблемы. Ведь согласие было достигнуто между государством и Церковью, а разработка образовательных стандартов — дело государства, органов власти и государственных научных центров, в том числе Государственной академии «Российская академия образования» (РАО). Поэтому в последующие месяцы Патриарх Алексий II и другие официальные представители Церкви неоднократно делали заявления, что в российской школе будет обеспечено свободное и добровольное преподавание православной культуры по модели, согласованной в Калуге. То есть в основной части базисного учебного плана, по всем годам обучения, в составе новой образовательной или предметной области (части учебного плана, группы учебных предметов по выбору) с условным названием «Духовно-нравственная культура» (учебные предметы по четырем основным традиционным религиям, а также нерелигиозной этике и философии).

За разработку государственного стандарта общего образования нового поколения, как сказано, отвечает Российская академия образования (РАО). Соответственно Резолюция, принятая участниками конференции «Государственные образовательные стандарты нового поколения в контексте формирования нравственных и духовных ценностей обучающихся» [12] содержала конкретную рекомендацию РАО по использованию этой концепции в подготовке нового стандарта: «Рекомендовать Российской академии образования с участием специалистов ФИРО, АПКиППРО, представителей религиозных конфессий организовать работу на основе указанной концепции в соответствии со структурой федерального государственного образовательного стандарта по подготовке необходимых материалов для поэтапного введения в общеобразовательных учреждениях преподавания курсов православной культуры и других курсов духовно-нравственного содержания» (п. 3).

Итоги калужской конференции тогда же своим решением одобрил Священный Синод Русской Православной Церкви [13], в результате чего принятая в Калуге концепция фактически получила статус официальной позиции Русской Православной Церкви по вопросу перспектив развития преподавания православной культуры в российской школе в новых правовых условиях.

Надо сказать, что основные положения этой концепции направлялись от Русской Православной Церкви в Минобрнауки России ещё в 2006 г., а оттуда — в Российскую академию образования. Тогда же активно обсуждалась  идея, будто Церковь готова отказаться от преподавания отдельного учебного предмета по православной культуре по выбору семьи школьника в пользу некоего единого обязательного учебного предмета с названием «Духовно-нравственная культура» и содержанием, близким курсу истории религий. Такая подмена позволила бы фактически ввести вместо изучения Православия и других религиозных традиций в российской школе по выбору обязательный секулярно-философский курс по истории религий. Во избежание искажений общественно-церковной позиции министру А.А. Фурсенко из Московской Патриархии направлялось специальное письмо [14]. В нём, в частности, отмечалось, что указанная концепция «…представляет солидарное мнение Русской Православной Церкви и православного сообщества по вопросу перспектив изучения православной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях». А выполнение любых других проектов по данной теме, особенно финансируемых из государственного бюджета и с участием государства, государственных научных центров — нецелесообразно, т.к. «не отвечает интересам православного сообщества и Русской Православной Церкви».

В целом одобренная в Калуге концепция не является чем-то принципиально новым, революционным, поскольку выстроена на принципах, общепринятых в большинстве стран Европы с поликонфессиональным населением. В большинстве европейских стран традиционные религии свободно изучаются в государственной или муниципальной школе по выбору семьи ребёнка на равных основаниях с другими учебными дисциплинами. Участие религиозных организаций может быть различным, но, в целом, это разработка, участие в разработке или экспертиза содержания образования и уровня квалификации, подготовки учителей, выдача рекомендаций для преподавания таких курсов. Это участие является своего рода гарантией для семьи школьника того, что их ребёнок будет изучать именно ту традицию, которую семья выбрала: Римско-Католической Церкви, лютеранства, того или иного направления ислама, иудаизма и т.д., а не что-то другое. Преподавателями таких конфессиональных курсов могут быть как светские люди, школьные учителя последователи соответствующих конфессий, так и религиозные служители, имеющие необходимое светское образование, в данном случае педагогическое. При этом, как правило, обеспечивается изучение альтернативного курса для нерелигиозной части общества в виде учебного предмета по нерелигиозной этике и философии также духовно-нравственной, воспитательной направленности. Всё это полноценные предметы с нагрузкой 1-2 часа в неделю по годам обучения. Более детальные сведения по зарубежной практике изучения религий и нерелигиозной этики в светской школе, по религиозному воспитанию школьников имеются в отечественных и зарубежных публикациях специалистов и научных центров [15].

Таким образом, указанная концепция является проектом, уже апробированным  на практике. Она согласуется с тенденциями развития общественных потребностей в сфере общего образования и воспитания детей в нашей стране и находится в русле наиболее распространенной мировой практики в странах с устоявшимися историческими и культурными традициями, где проживают представители разных этнических и конфессиональных общин, мировоззренческих групп. Преподавание православной культуры согласно данной концепции не предусматривает никаких преимуществ последователям Русской Православной Церкви в полном соответствии с конституционными принципами равенства граждан и религиозных объединений перед законом. Преподавание любой другой религии, религиозной традиции в школе строится ровно на тех же основаниях, что и православной культуры. Главное — не численность последователей, а наличие образовательного запроса от граждан, родителей (законных представителей) учащихся. Есть ещё ряд других требований, обусловленных условиями и правилами работы системы образования (наличие соответствующего учебно-методического обеспечения, подготовленных педагогов и др.), но и они также совершенно одинаковы для любой религиозной организации. При этом не следует забывать, что речь идёт, прежде всего, о русской национальной школе, т.е. основном массиве общеобразовательных школ с русским родным языком обучения, что конечно, не исключает, а предполагает гарантии возможности изучать православную культуру и в национальной школе других народов России.

Мнение о возможности внедрении таким путём в российскую школу массы религиозных сект, о чём иногда говорят критики этой модели, не имеет серьезных оснований. Едва ли несколько религиозных организаций в нашей стране обладают потенциалом, позволяющим ввести преподавание своих традиций в общеобразовательной школе на таких основаниях. Кроме Русской Православной Церкви это исламские, буддийские, иудаистские организации, возможно, крупное протестантское объединение.

В статье 2008 г. нами были отмечены основные характеристики этой концепции и соответствующей модели изучения религий, которая может быть названа конфессиональные учебные предметы по выбору в школе [16]. Последним по порядку, но не по значимости было выделено то, что данная модель способствует укреплению единства образовательного пространства в Российской Федерации, а значит, созданию более благоприятных условий для единого, общего гражданского и патриотического воспитания школьников, формирования у всех учащихся общей российской гражданской и культурной идентичности. Это то, что сейчас особенно необходимо нашему обществу и государству в современной внутренней и международной социально-политической ситуации. Ведь альтернативами реализации этой модели может быть только либо вообще запрет на религиозное образование и воспитание детей в светской школе (причем фактически только православное), либо более широкое деление школ (уже школ, а не учащихся внутри образовательного учреждения) по национально-конфессиональному признаку. То есть выделение в массиве русских, но сейчас в большинстве просто русскоязычных школ действительно русских национальных православных школ с общим средним образованием, построенным на основе традиционных духовно-нравственных ценностей русского народа.

Для образования таких школ нет, и не может быть никаких законных препятствий, равно как не существует их для учреждения еврейских национальных (этнокультурных) школ с изучением иудаизма, татарских, чеченских или азербайджанских национальных школ с изучением ислама и т.д. И только противоправное административное давление сверху пока сдерживает процесс образования таких школ. Например, в Москве, где изучение православной культуры не поддерживается городской властью даже в тех нескольких школах, которые имеют статус общеобразовательного учреждения с русским этнокультурным компонентом образования. Хотя уже само наличие таких школ среди массы школ с русским родным языком обучения является симптомом неблагополучия и косвенно означает, что возможности свободного приобщения детей к религиозной духовно-нравственной культуре русского народа, к Православию в обычных школах фактически не имеется. 

Возвращаясь к развитию государственно-церковного диалога по вопросу преподавания православной культуры, с сожалением следует признать, что решения калужской конференции не были выполнены. За исключением одного — организации всероссийской Олимпиады школьников по основам православной культуры. И то только благодаря тому, что за её организацию и проведение взялся Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, его специалисты. В Российской академии образования работа по интеграции одобренной в Калуге концепции в новый стандарт общего образования так и не началась. В результате в Министерство образования и науки РФ был направлен проект федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) общего образования, в котором не было предусмотрено предметной области для преподавания Православной культуры и других дисциплин религиозного образования по выбору в основной части учебного плана. Не было в этом проекте даже и направления духовно-нравственного воспитания во внеурочной части плана (внеурочной деятельности, фактически — дополнительном образовании).

Весной 2008 г. в Русской Православной Церкви прошло церковно-общественное обсуждение проекта нового ФГОСа общего образования. В циркулярном письме Патриарха Алексия II в епархии [17] были обозначены основные цели этого обсуждения: «Новые стандарты общего образования должны как обеспечивать возможность преподавания учебного предмета «Православная культура» в рамках основной части учебного (образовательного) плана, максимально допустимой учебной нагрузки школьников по всем годам обучения, так и включать необходимые знания по истории и культуре в содержании основных учебных дисциплин, прежде всего гуманитарных». Тогда же почти 30 академиков и членов-корреспондентов РАО обратились к руководству академии и разработчикам стандарта с официальным письмом по вопросу обеспечения возможности изучения Православной культуры в новом ФГОСе общего образования [18]. Учитывая, что в проекте нового стандарта уже предусматривалось два варианта учебного планирования на выбор школ, ученые предложили включить ещё один, третий вариант плана также по выбору органа самоуправления в школе, который включал бы в своей основной части учебные предметы религиозного образования по концепции, одобренной в Калуге. Это предложение практически снимало все возможные трудности, связанные с повсеместным введением преподавания Православной культуры и других учебных предметов духовно-нравственного образования, т.к. выбор перекладывался на плечи школы и семей, дети которых в ней обучаются. Однако это предложение учёных осталось фактически без ответа.

К осени 2008 г. в Московскую Патриархию поступили рапорты, отчеты с итогами проведённых в регионах церковно-общественных мероприятий из более 30 епархий. Результаты многочисленных конференций, круглых столов, собраний педагогической и родительской общественности, школьных советов с участием тысяч педагогов и родителей свидетельствовали, что подготовленный проект стандарта не отвечает потребностям православного сообщества. Прежде всего, потому, что не обеспечивает возможности свободного и добровольного изучения православной культуры в школах, не учитывает решения калужской конференции. Подготовка публикации итогов этого первого в постсоветской истории массового церковно-общественного обсуждения социально значимого вопроса — содержания и форм изучения Православия в общеобразовательной школе была приостановлена в связи с кончиной Патриарха Алексия II 5 декабря 2008 г.

В условиях выборов нового Патриарха вопросы участия Русской Православной Церкви в разработке нового ФГОС общего образования, обеспечении образовательных потребностей православного населения естественным образом отошли на второй план. Такая ситуация сложилась в значительной степени потому, что в предшествующий период в системе учреждений Русской Православной Церкви не были созданы постоянно действующие структуры, ответственные за эту тему, постоянно работающие для развития православного образования прежде всего в светской школе, укомплектованные для этого профессионально подготовленными кадрами. Организационная работа в этом направлении в центральных церковных структурах смогла начаться уже только в 2009 г., после назначений новых руководителей синодальных учреждений, в том числе Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви.   

21 июля 2009 г. состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и лидеров других традиционных российских конфессий с Президентом РФ Д.А. Медведевым, на которой одним из главных вопросов был вопрос о преподавании религий в светской школе. Главным результатом этой встречи стало решение Президента о поддержке изучения религий в государственной и муниципальной общеобразовательной школе по выбору семьи школьника, отдельными учебными предметами (фактически — по калужской модели).

Это решение стало ещё одним шагом вперёд в продвижении религиозного образования, во взаимодействии семьи и государства, Церкви и системы образования. Однако уже на стадии формулировки результатов встречи возникли противоречия и недоразумения, которых можно было избежать, если бы вопросы практического воплощения этого принципиального решения решались не «на ходу», а в спокойной профессиональной работе в последующий после встречи период. Вместо организации такой работы на основе достигнутых к этому времени результатов государственно-церковного взаимодействия в области образования Министр образования и науки РФ А.А. Фурсенко «принес» на встречу предложение о проведении экспериментального проекта по введению преподавания религиозных культур и этики, параметры которого предварительно не обсуждались в профессиональном сообществе и публично не согласовывались с Русской Православной Церковью.

В церковной концепции, одобренной на калужской конференции, предлагалось введение тех же самых четырех учебных предметов конфессионально-религиозного содержания (православного, исламского, буддийского, иудаистского), а учебный предмет духовно-нравственного образования для нерелигиозной части общества назывался просто «Этика» или «Этика и философия» (курсы по основам философии существуют и преподаются как факультативы в некоторых школах). На июльской встрече 2009 г. появился ещё и религиоведческий учебный курс, который по церковной концепции подразумевался в составе учебного предмета «Этика и философия» на ступени полного (общего) среднего образования, т.е. в старшей школе. Естественно, что предложение об изучении религиоведения в начальной школе вызвало у большинства специалистов, православной общественности и многих религиозных семей недоумение, как и предложенное время реализации «эксперимента» — в последней четверти 4-го и первой четверти 5-го классов.

Далее с этим религиоведческим курсом происходили удивительные трансформации. Если в выступлении Президента Р.Ф. Д.А. Медведева 21 июля [19] говорилось об учебном предмете по «истории традиционных крупнейших конфессий нашей страны», то в Поручении Президента [20] по итогам встречи от 2 августа 2009 г. появилось название: «Основы мировых религиозных культур». Название бессмысленное — основы культур только мировых религий (христианство, причем всех направлений, ислам, буддизм) или всех религиозных культур в мире (существующих или ещё и ранее бывших)?

Также к «сбоям», вызванным, в том числе, и спешными условиями подготовки и проведения этой встречи, можно отнести рассуждения о том, что выбирать учебный предмет должны школьники, а не их родители. Или предложения об участии в эксперименте всех школ в регионах, хотя это практически невозможно для школ, работающих по пятидневке, поскольку их учебный план не имеет ресурса часов регионального и школьного компонентов плана в начальной школе, и преподавание предметов по проекту потребовало бы «отбора» учебных часов от основных учебных дисциплин.

Добавление к названию предмета по этике «светская» также было неудачным и его также можно было бы избежать, если бы на столе участников встречи лежала принятая в 2007 г. церковная концепция. Название «светская этика» для такого школьного предмета используется за рубежом, но в странах, не переживших тотального атеистического погрома смыслового и лексического содержания языка и культуры, как это было в нашей стране. Соответственно там термин «светский» понимается традиционно как гражданский (государственный, общественный), то есть не церковный по формальному признаку — организационно-правовой принадлежности. А у нас большинством всё ещё искаженно, идеологически препарировано — как «нерелигиозный» по содержанию, в мировоззренческом смысле.

Учебный предмет по этике и философии предполагает изучение этики — как раздела философии, а также истории и содержания философских учений, мировоззренческих концепций, что может быть адекватной альтернативой религиозно-конфессиональному образованию и воспитанию в процессе получения общего образования. Можно было назвать предмет и «Гражданская этика» — тогда была бы понятна его содержательная основа — свободы, права и обязанности человека и гражданина в Российской Федерации (глава 2 Конституции РФ). А светской этики как единой системы духовно-нравственных понятий, категорий, ценностей — не существует. Сейчас большинство родителей в регионах, где состоится экспериментальный проект, думают, что выбрали для своих детей учебный предмет, где их детей будут учить светскому этикету. Но в действительности это может быть предмет на основе этических положений так называемого «светского гуманизма» — резко антирелигиозного и даже антигосударственного мировоззрения, о чём сказал Святейший Патриарх Кирилл на Епархиальном собрании московского духовенства в конце декабря 2009 года.

В этом же смысле вызвало недоумение специалистов и общественности заявление о том, что преподавать учебные предметы конфессионально-религиозного содержания должны будут только «светские учителя». Религиоведы-атеисты и малограмотные комментаторы тут же стали говорить, что это должны быть неверующие, в смысле нерелигиозные учителя. Но такая трактовка слов Президента ставила бы его самого в неудобное положение. Гарант Конституции — покушается на базовый конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина по признаку его отношения к религии, принцип запрета любой дискриминации по этому признаку (ст. 19). Следовало бы сказать, что в рамках данного экспериментального проекта для подготовки к преподаванию учебных дисциплин по религиозным культурам будут привлекаться, прежде всего, «действующие» учителя школ, желающие преподавать тот или иной предмет, а не служители религиозного культа. Хотя, конечно, никаких законных ограничений для участия в проекте и служителей культа любой конфессии, имеющих необходимое для работы школьным учителем образование — быть не может. (Добавим, что в церковной концепции 2007 г. есть специальные подразделы, где вполне ясно излагаются основные требования к выбору учителя религиозной культуры, а также учителя по нерелигиозной этике и философии).

Весьма показательным в отношении перспектив этого проекта стал процесс формирования его управляющих структур. Вначале, например, к совещанию регионов-участников проекта 27 августа 2009 г. представители Минобрнауки распространяли материалы, в которых содержались ссылки на Примерное соглашение о сотрудничестве органа управления образованием субъекта РФ и епархии РПЦ, на результаты калужской конференции. Отмечалось, что на конференции были согласованы позиции Минобрнауки России и Церкви по организации конструктивного сотрудничества органов управления образованием, институтов повышения квалификации работников образования с религиозными организациями по вопросам удовлетворения духовно-нравственных образовательных потребностей граждан, прежде всего вопросам подготовки и экспертизы учебно-методического обеспечения, подготовки и повышения квалификации педагогов. Для управления работами по проекту было анонсировано создание координационного совета с участием представителей от конфессий (можно было предполагать, что по одному полномочному представителю на каждый из четырех предметов по религиозной культуре) и группы разработчиков учебно-методического обеспечения. В состав этой группы также должны были войти по одному профессиональному специалисту от конфессий — опять же, очевидно, ответственных за каждый из четырех учебных предметов по религиозной культуре. Координатор этой группы, как было заявлено, должен был обладать необходимой профессиональной квалификацией, т.е. знаниями о преподавании в школах всех четырех религиозных культур, этики и религиоведения, и обеспечить взаимодействие всех участников группы.

Однако когда эти организационные структуры были сформированы, оказалось что в их состав [21] включены, например, представители старообрядцев, которые никогда не выражали стремления разрабатывать единый учебный предмет по православной культуре вместе с представителями Русской Православной Церкви. Это можно расценить как попытку размыть, ликвидировать конфессиональную идентичность учебного предмета по православной культуре, при этом создавая искусственную напряженность в отношениях Русской Православной Церкви и старообрядцев. Конфессиональный принцип взаимодействия государства с религиозной организацией является основным, без которого не может быть никакого действительно религиозного образования и воспитания. Не может быть «православного образования» вообще (такое выражение не является строгим, понимается по контексту), может быть только православное религиозное образование Русской Православной Церкви или другой религиозной организации, имеющей в своём официальном наименовании слово «православная». (Детально в педагогическом и правовом отношениях это показано в авторских научных публикациях [22].). В совет и в группу были включены по нескольку представителей от разных исламских и иудаистских организаций, хотя для целей проекта они вполне могли сорганизоваться и направить в совет и в группу по одному полномочному представителю.

В состав группы разработчиков учебно-методического обеспечения были включены люди, не только никогда профессионально не занимавшиеся преподаванием курсов религиозной культуры, но более того — неоднократно публично выступавшие против возрождения православного религиозного образования с участием Русской Православной Церкви в современной школе. Координатором группы разработчиков стала М.М. Шахнович — философ-религиовед из Санкт-Петербурга. Публикации и выступления Марины Михайловны, в том числе уже в качестве координатора этой группы, не дают оснований считать, что её взгляды принципиально иные.

Очевидно, что ожидать от такой группы полноценного и точного выполнения договорённостей Патриарха и Президента в том смысле и формате, как они были озвучены на встрече для общественности — весьма затруднительно.

В случае с названием «основы мировых религиозных культур» причиной указанного выше недоразумения ещё можно было бы считать невнимательное чтение составителями Поручения Президента его выступления на встрече 21 июля. Но вот по главному вопросу, который был вроде бы решён на этой встрече — о раздельном преподавании всех этих учебных дисциплин по выбору семьи школьника, — дальнейшие трансформации этого решения в документах исполнителей уже не допускают такого предположения. Здесь налицо явная подмена.

В Поручении Президента РФ чётко указано о введении «новых предметов», и затем перечислены их условные названия. Полный текст Поручения Д. А. Медведева главе Правительства РФ В.В. Путину следующий: «Прошу обеспечить решение организационных и финансовых  вопросов, касающихся введения в 2010 году в 18-ти субъектах Российской Федерации, а с 2012 года во всех субъектах Российской Федерации в общеобразовательных учреждениях новых предметов: основы православной культуры, основы исламской культуры, основы буддийской культуры, основы иудейской культуры, основы мировых религиозных культур и основы светской этики для изучения учащимися по их выбору или по выбору их родителей (законных представителей)» [23].

Однако в Распоряжении Правительства РФ [24], которое готовилось в Минобрнауки России, вдруг вместо этих новых предметов (предметной области) появляется: «комплексный учебный курс «Основы религиозных культур и светской этики». И этот самый курс уже просто «включает» основы православной культуры, основы исламской культуры и т.д. В документах Минобрнауки появляется и наименование «включений» — модули, учебные модули [25].

«Алхимическое превращение» почти закончено. И вот мы видим уже не «новые предметы», как в Поручении Президента РФ Д.А. Медведева, а некий единый учебный курс, содержащий разделы, учебные модули по основам православной культуры, по светской этике и т.д. Данное превращение можно назвать даже «антиалхимическим»: не свинца в золото, а наоборот «золота» договорённости высших руководителей государства и Церкви в «свинец», который фактически подкладывается под эти договоренности. 

В документации о финансировании проекта [26] на сайте Минобрнауки России название курса уже такое: «комплексный учебный курс «Основы религиозной культуры и светской этики» (курс ОРКСЭ)». Здесь уже — вообще курс одной религиозной культуры. Не ясно только, какой именно культуры. В контексте сказанного можно предположить, что культуры понимания религии, принятой среди религиоведов, успешно переквалифицировавшихся  из научных атеистов.

По общепринятой педагогической терминологии учебный курс может быть составляющим учебного предмета. Курс ботаники — часть школьного учебного предмета Биология. А модуль, как сказано, это раздел, часть учебного курса. Например, учебный модуль «Размножение растений» или модуль «Бактерии, грибы, лишайники» в курсе ботаники в 7 классе.

Так договорённости Президента и Патриарха «приватизируются» корпорацией атеистов и религиоведов и превращаются в нечто совершенно иное. В результате Минобрнауки публикует анонимную (без указания авторов) Примерную программу курса «Основы религиозных культур и светской этики» [27], где часть учебной нагрузки отводится на некие общие занятия. То есть это уже некий кентавр из отдельных учебных то ли курсов, то ли модулей и общих занятий учащихся с благородной целью укрепления единства России. Укреплять гражданское сознание школьников, воспитывать взаимное уважение к представителям российских народов и религий конечно нужно. Но здесь такие занятия совершенно не нужны, поскольку для общего гражданского, патриотического воспитания учащихся в школьной программе предусмотрены свои учебные возможности: специальный раздел, модуль по предмету Окружающий мир в начальной школе, и отдельный учебный предмет Обществознание в основной и старшей школе. Да и на уроках по истории и литературе тематика воспитания общегражданских духовно-нравственных ценностей является центральной, основной в части воспитания учащихся.

Что даст преподавание этого «кентавра» школьникам весной и осенью 2010 года — пока неизвестно. Но для любого профессионального педагога понятно, что никаких значимых образовательных, тем более воспитательных результатов ожидать не следует. За 17 учебных часов в конце этого учебного года и столько же в начале следующего учебного года (учитывая, что за лето дети забудут всё, что прошли весной) этого достичь просто невозможно. Тем более что авторы пособий, включая и пособие по курсу православной культуры, постараются вместить в эти менее чем 30 уроков всё основное содержание Православия, Ислама, Буддизма и т.д. Ведь никаких твердых договоренностей о том, что данный «комплексный курс» продолжит своё существование вниз к 1 классу и вверх, к 11 классу — пока нет.

В такой форме участие в этом «эксперименте» православного сообщества, Русской Православной Церкви может иметь только один смысл — отработать механизмы взаимодействия участников образовательного процесса по модели «конфессиональные учебные предметы по выбору в школе»: администраций школ, родителей учащихся, религиозных организаций и т.д. Для Церкви и других конфессий при этом наиболее значимы вопросы разработки и согласования с участием их представителей учебного и методического обеспечения, программ подготовки учителей, процедуры их допуска к преподаванию, алгоритмов выбора предметов родителями, организации учебных групп с определением минимального числа школьников в группе, отработка учебного расписания и т.д. Но до сих пор по всем этим вопросам никаких инструктивных или хотя бы рекомендательных документов, материалов для регионов не разработано. И никаких предложений о совместной разработке таких материалов с представителями конфессий, Русской Православной Церкви, насколько это известно автору, пока от Министерства образования и науки РФ не поступало. Ожидать, что инициативу в этом может проявить руководство данного проекта пока не приходится. В своих комментариях, публичных выступлениях по теме проекта [28] координатор группы М.М. Шахнович больше выражает сомнения в его целесообразности, делится своими непониманиями, сомнениями, недоумениями по разным его аспектам и вообще демонстрирует явную незаинтересованность в деле, координировать которое фактически поставлена руководством Минобрнауки.

Реализация заявленного Минобрнауки России экспериментального проекта предусмотрена в период до 2012 г. и потому будет проходить на основе действующего стандарта общего образования. Но сейчас для перспектив изучения православной культуры в русской школе наиболее актуальным вопросом, который нельзя упускать из вида за всеми этими «страстями по эксперименту», является введение в действие нового стандарта общего образования. А здесь ситуация следующая.

После передачи в июне 2009 г. всех проектов стандарта, в том числе и проекта, подготовленного в РАО, в Минобрнауки России, именно это ведомство несёт теперь всю полноту ответственности за то, чтобы новый стандарт общего образования отвечал потребностям российского общества, в том числе и православного сообщества в нашей стране. Доработка и введение стандарта фактически осуществляется в настоящее время через специально созданный Совет Минобрнауки России по федеральным государственным образовательным стандартам [29], в состав которого включен председатель Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви епископ Зарайский Меркурий. Ещё летом 2009 г. от Русской Православной Церкви в Минобрнауки России за подписью владыки Меркурия были направлены соответствующие предложения, основанные на упоминавшемся выше письме группы академиков и членов-корреспондентов РАО — включить в базисный учебный план одни из вариантов с новой предметной областью по выбору самой школы. Будут ли приняты, или хотя бы публично рассмотрены эти предложения — до сих пор не ясно.

Центральным вопросом государственно-церковных отношений в сфере образования на ближайшее время должен стать вопрос о введении нового базисного учебного плана (для начальной, а затем основной и старшей школы). Это и есть собственно стандарт общего образования, вместе с обязательным содержанием образования или примерными программами по учебным предметам (в том числе и по учебному предмету Православная культура или ОПК). Если предложения Церкви не будут приняты, не будет возможности преподавать Православную культуру в основной части учебного плана как полноценный урок по всем годам обучения в любой школе (в том числе пятидневке) по выбору её органа самоуправления, то существенно утратит своё значение и федеральный эксперимент по этой теме. Не исключено, что Русская Православная Церковь может отказаться от участия в нём. Во всяком случае, православное научно-педагогическое сообщество потеряет к нему интерес. Это было бы весьма нежелательным развитием ситуации.

Высшие руководители образования в публичных выступлениях не раз отмечали: то, что общество «заказало» в сфере образования — государство обязано сделать с учётом только правил и норм функционирования системы образования. В любом демократическом государстве органы власти являются инструментом реализации общественных потребностей. Во все российские органы власти, в Минобрнауки России, Российскую академию образования в 2008 г. и ранее направлялись тысячи подписей граждан с требованием обеспечить их детям свободное и добровольное изучение в школах учебного предмета Православная культура. В рамках федерального экспериментального проекта также существенная часть родителей, семей, выбирает для своих детей изучение православной культуры. Так что введение в действие нового стандарта общего образования станет хорошей возможностью проверить, насколько наши чиновники, да и научно-педагогическое сообщество, действительно руководствуются в этих вопросах общественными потребностями, а не иными соображениями.

В связи с этим прослеживаются также весьма показательные трансформации с текстом нового стандарта начального общего образования. После июльской встречи Президента и Патриарха на сайте Минобрнауки России в сентябре появился проект приказа «Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования» с приложением — доработанным согласно результатам встречи Президента с лидерами конфессий проектом ФГОС начального общего образования [30]. В нём в обязательную часть учебного плана (таблица на с. 22) включена новая «предметная область» под названием «Основы религиозных культур и светской этики». В колонке рядом перечислены составляющие её учебные предметы: основы православной культуры, основы исламской культуры, основы буддистской культуры, основы иудейской культуры, основы культуры религий народов России, основы светской этики. С учётом указанных выше недоразумений относительно «светской этики» и религиоведения в начальной школе — названия предметов вполне корректные. И главное, в соответствии с содержанием выступления Президента РФ 21 июля 2009 г. и его договорённостей с лидерами конфессий, — перечислены шесть учебных предметов. Даже предмет по религиоведению назван правильно, как в выступлении Президента, а не в подготовленном позже Поручении.

Учебная нагрузка на предметные области, в том числе на новую предметную область, — не указана. Это было сделано по решению Совета Минобрнауки России по федеральным государственным образовательным стандартам в связи с принципиальным несогласием епископа Зарайского Меркурия как официального представителя Русской Православной Церкви выделить на эту область лишь 17 учебных часов во втором полугодии 4 класса (т.е. столько, сколько предусмотрено по проекту). Было решено отложить этот вопрос до согласования базисного учебного плана для начальной школы (как приложения к стандарту), где конечно эта нагрузка должна быть предусмотрена в основной части плана по всем годам обучения. В ином случае преподавание православной культуры в школах, работающих по пятидневке, оказывается невозможным, поскольку в их учебном плане нет ресурсов учебного времени, которыми могут распоряжаться участники образовательного процесса — регионы, школы.

К этому тексту ФГОС начального общего образования имелись претензии, однако он в принципе соответствовал договорённостям Президента с Патриархом и лидерами других конфессий и Поручению Президента по итогам встречи. Но когда вышел приказ об утверждении ФГОС общего образования Министром А.А. Фурсенко (от 6 октября 2009 г. № 373, зарегистрирован в Минюсте России 22.12.2009 г. № 17785), то оказалось, что утверждён уже несколько другой стандарт.

В соответствующей таблице сохранилось указание о новой предметной области, но теперь с другим названием: «Основы  духовно-нравственной культуры народов России», но самое главное, что исчезло указание на составляющие её учебные предметы, и сам их перечень.

Эти трансформации с текстом нового ФГОС начального общего образования показательно соотносятся с описанной выше мутацией группы учебных предметов в «комплексный учебный курс». Похоже, что и «доработчики» нового стандарта решили, что можно уже не ориентироваться на одобренную модель раздельного преподавания учебных предметов духовно-нравственного содержания, попробовать «скорректировать» её не только в экспериментальном проекте, но и в новом стандарте.

В своём выступлении на заседании Президиума Российской академии образования 11 ноября 2009 г. Святейший Патриарх Кирилл, говоря о введении в школах изучения православной культуры и результатах июльской встречи по этому вопросу у Президента РФ, отметил: «Я очень надеюсь, что это внедрение будет честным, что в процессе внедрения не будет попыток откорректировать предложения президента в ту или иную сторону, что все будет проходить абсолютно прозрачно и ясно» [31]. Похоже на то, что таких попыток избежать не удалось, и они пока что «проходят».

Конечно, все эти превращения — и с проектом, и со стандартом, когда игнорируется ясный, определённый образовательный запрос существенной части россиян на преподавание в русской общеобразовательной школе (на содержание которой они платят налоги) их детям православной культуры, а не чего-либо другого — не могут вести ни к чему хорошему. Они подрывают взаимное доверие государства и Церкви, вносят напряженность в отношения власти и православного сообщества в стране, да и вредят самому государству. Ведь никакие проекты и стандарты в образовании, которые не будут позитивно приняты большинством православного сообщества в Российской Федерации — не могут иметь прочного будущего. Рано или поздно всё равно придётся выстраивать нормальное, конструктивное, доверительное взаимодействие государства и Церкви в области образования.

В настоящее время существует реальная возможность выстраивать систему работы по православному религиозно-нравственному образованию и воспитанию учащихся, в том числе в светской школе, в самих церковных учреждениях и организациях, прежде всего профильных. Обозначим направления деятельности православного научно-педагогического сообщества и организаций Русской Православной Церкви в настоящее время и на ближайший период, которые представляются сейчас наиболее актуальными, необходимыми, продвижение по которым в совокупности должно привести к действительному возвращению Православия в постсоветскую русскую школу.

Православное образование в средней и высшей школе России может и должно развиваться при адекватном финансировании на федеральном уровне. Такое финансирование не является содержанием собственно церковных структур, но обеспечивает решение значимой социальной задачи — удовлетворения образовательных потребностей существенной части российского общества.

К тому же в этом отношении Церковь не станет «пионером». Уже финансировалось создание трёх учебных комплектов по курсу истории религий для старшей школы, при государственном обеспечении ведётся подготовка учителей по этому курсу в ряде регионов. Принята и не первый год реализуется масштабная программа развития исламского религиозного образования в российской светской школе, предусматривающая подготовку специалистов по исламу и даже служителей культа, государственное финансирование которой исчисляется сотнями миллионов рублей ежегодно. Так что принятие адекватной государственно-церковной программы развития православного образования, прежде всего в системе общего и профессионального образования, является необходимостью. И её финансирование должно быть соответственным, учитывающим соотношение верующих в стране, например, в отношении программы развития исламского образования — не менее чем в 10 раз более масштабным. Отсутствие до сего дня такой программы создает явную диспропорцию, угрожающую не только социальной стабильности, но и безопасности государства. Дискриминация государствообразующего русского православного ядра в важнейшем вопросе его социально-культурной жизни — получении детьми общего образования и воспитания в общедоступной школе с учётом православных христианских духовно-нравственных ценностей может вести только к расшатыванию социальной и государственной устойчивости Российской Федерации.

Всё более остро ощущается потребность в создании системы православного педагогического образования под управлением или с участием Русской Православной Церкви: церковно-педагогических училищ, колледжей, вузов, университетов различных организационно-правовых форм: как негосударственных (церковных организаций, православных общественных объединений, частных лиц), так и государственных. Церковь должна либо непосредственно готовить школьных учителей православной культуры (лучше одновременно с получением педагогического образования филолога, историка-обществоведа и др.), либо в любом случае разрабатывать и участвовать в реализации программ такой подготовки во всех российских вузах. До сих пор в этой нише реально работает только негосудартсвенный Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет и ещё несколько меньших вузов, что явно недостаточно.

Остаётся актуальной задача обеспечения преемственности в развитии церковно-государственного диалога по вопросам общего образования и духовно-нравственного воспитания учащихся светской школы. В сфере отношений государства и Церкви по этим вопросам нельзя по нескольку раз начинать всё сначала. Никогда и нигде всё не может быть идеально. Но это не значит, что надо ломать то, что существует и работает, не учитывать имеющийся опыт изучения православной культуры в системе общего образования, не создавая взамен ничего реально лучшего. В результате многолетний опыт работы отбрасывается «на исходные позиции». Дискредитируется существующий опыт и накопленный потенциал конструктивного взаимодействия государства и Церкви в сфере образования. Это создаёт ситуацию, когда новые официальные представители Церкви в диалоге с государством вынуждены без конца «ходить по кругу», заново решать уже решённые, но только ранее с другими представителями, задачи. Например, уже принципиально согласованные в 2007 г. вопросы участия церковных специалистов в подготовке учителей православной культуры в школе и получении ими рекомендации для преподавания (см. указанное выше Примерное соглашение) сейчас ставятся вновь как некие новые вопросы.

Результаты преподавания Основ православной культуры в российских школах не нуждаются в экспериментальных проверках. Они нуждаются в обобщении и системной работе  по расширению и развитию этой практики на федеральном уровне. Завершая статью, вернусь к началу. Те школьники, которых энтузиасты-педагоги в конце 1990-годов знакомили с Православием, уже отслужили в армии, создали семьи, не боятся даже в кризисное время рожать детей. Будем надеяться, что ко времени начала школьной жизни хотя бы этих детей проблема возращения Православия в русскую национальную общеобразовательную школу будет решена.

 

Литература


1. Приказ Минобразования РФ от 01.07.1999 г. № 78.

2. Приложение к письму Министерства образования РФ органам управления образованием субъектов РФ от 22.10.2002 г. № 14-52-876 ин/16.

3. Письмо Министра образования и науки РФ А.А. Фурсенко Секретарю Общественной палаты РФ Е.П. Велихову от 6.09.2006 г. № АФ-200/03.

4. Предложения Совета Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе образования / http://www.oprf.ru/rus/documents/resolutions/article-1963.html

5. http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=725570&ThemesID=311

6. Письмо Директора департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки России И.И. Калины от 13.07.2007 № 03-1584 / http://mon.gov.ru/work/obr/dok/obs/3941

7. Предложения Московской Патриархии по вопросу законодательного обеспечения преподавания основ духовно-нравственной культуры в государственных общеобразовательных учреждениях от 9.10.2007 / http://www.religare.ru/2_46072.html

8. Неопределенное положение или ликвидация учебных предметов регионального и школьного компонентов; замена обязательных минимумов содержания образования по учебным предметам требованиями к структуре основных образовательных программ, условиям их реализации и результатам освоения, т.е. нет указания собственно на содержание образования, что, прежде всего, должен закреплять стандарт; ослабление гражданского контроля над содержанием обязательного для всех детей в стране образования (значит и воспитания) из-за отмены нормы о принятии стандарта общего образования федеральным законом, представительным органом власти (Государственной Думой) / С. Погорелов. Как остановить разрушительный процесс? / Учительская газета, 20.11.2007 г. /  http://www.ug.ru/issues07/?action=topic&toid=2073

9. Корректный текст, исключающий противопоставление науки и религиозных мировоззрений. Нет выражения «научная картина мира», наличие которой как целостного мировоззрения спорно (наука не решает мировоззренческих и нравственных проблем) и потому её формирование не может быть требованием закона.

10. Письмо Заместителя министра образования и науки РФ И.И. Калины органам управления образованием субъектов РФ от 04.12.2007 № ИК-273/03.

11. На сайте Московской Патриархии: http://www.patriarchia.ru/db/text/358393.html; на сайте агентства Интерфакс: http://www.interfax-religion.ru/?act=documents&div=700

12. Пресс-релиз Минобрнауки России от 26.12.2007 г. / http://www.mon.gov.ru/press/reliz/4376/

13. Журнал заседаний Священного Синода Русской Православной Церкви № 147 от 27.12.2007 / http://www.patriarchia.ru/db/text/343719.html

14. Письмо Управляющего делами Московской Патриархии митрополита Калужского и Боровского Климента Министру образования и науки РФ А.А. Фурсенко от 1.11.2007 г. № 7643.

15. См., например, публикации кафедры религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте РФ: Мировой опыт государственно-церковных  отношений. Уч. пособие (2-е изд-е, дополн. и перераб.). — М.: Изд-во РАГС, 1999 и др.; иностранные источники, например: Revue internationale d'éducation. Sèvres. — 2004, juillet. № 36, новое изданея на русском языке: Г. Робберс (сост.). Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно-конфессиональных отношений) / под ред. А.А. Воскресенского, А.А. Красикова (отв. ред.) и др. — М.: Институт Европы РАН, 2009; публикации юристов И.Понкина, К. Писенко и др.

16. Метлик И.В. Изучение религий и воспитание учащихся в современной российской школе. / Педагогика — № 9, 2008. – С. 51-61. В эл. виде: http://www.verav.ru/common/mpublic.php?num=365

17. О церковно-общественном обсуждении в епархиях проекта нового стандарта общего образования. / Циркулярное письмо Святейшего Патриарха Московский и всея Руси Алексия II № 1637 от 26.03.2008 г.

18. Текст на сайте «Вера и время»: http://www.verav.ru/common/message.php?table=message&num=22

19. Стенографический отчёт о совещании по вопросам преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики и введения в Вооружённых Силах РФ института воинских и флотских священнослужителей / http://www.kremlin.ru/text/appears/2009/07/220032.shtml

20. Поручение Президента РФ Д.А. Медведева от 2.08.2009 г. № Пр-2009.

21. См. Состав Межведомственного координационного совета по реализации плана мероприятий по апробации в 2009-2011 годах комплексного учебного курса. Пресс релиз Минобрнауки России от 09.12.2009 г. /  http://mon.gov.ru/press/reliz/6463; Состав группы разработчиков учебно-методического обеспечения комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» / http://www.apkpro.ru/content/view/2208/331/

22. Метлик И.В. Религия и образование в светской школе. — М.: Планета-2000, 2004. — 384 с.: Метлик И.В. Интеграция знаний о религии в учебно-воспитательной деятельности светской школы: Дисс. … д-ра пед. наук. — М., 2005. — 417 с.

23. http://www.orkce.ru/node/62; Фотокопия на сайте Всероссийского Родительского собрания: http://www.oodvrs.ru/article/index.php?id_page=17&id_article=1161.

24. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29.10.2009 г. N 1578-р / http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=466026

25. См. Пресс-релиз Минобрнауки России от 1.09.2009 г. / http://mon.gov.ru/press/reliz/5660/

26. См.: http://www.ed.gov.ru/contest/2010/izv2010/

27. Пресс релиз Минобрнауки России от 09.12.2009 г. /  http://mon.gov.ru/press/reliz/6463; Примерная программа: http://mon.gov.ru/files/materials/6463/programma.doc

28. См. например пространную беседу по ссылке: http://www.5-tv.ru/video/503888/

29. Образован приказом министра А.А. Фурсенко № 123 от 10.04.2009 г.

30. http://mon.gov.ru/files/materials/5694/09.09.09-fgos-noo.pdf

31. Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании президиума Российской академии образования 11 ноября 2009 г. / http://www.patriarchia.ru/db/text/934483.html


Источник:      Вестник ПСТГУ, серия «Педагогика. Психология», вып. 1 (16), ПСТГУ, 2010

Последние публикации:
Святейший Патриарх Кирилл на пленарном заседании Всероссийского съезда учителей русской словесности, 07.11.2018

15 ноября 2018

Святейший Патриарх Кирилл:

«Роль учителя приобретает в нынешних условиях огромное значение». Слово на пленарном заседании Всероссийского съезда учителей русской словесности

...мы призваны научить молодых людей ценить настоящую культуру и отличать в лавинообразном информационном потоке шумы от сигналов. Мы призваны прививать юношеству любовь к чтению, к классической русской литературе...

(См. далее...)

6 ноября 2018

Святейший Патриарх Кирилл:

«У нас должны быть одни и те же нравственные и духовные ценности, и тогда народ наш будет един». Проповедь в праздник Казанской иконы Божией Матери в Успенском соборе Московского Кремля

...Не столько от воинского мастерства зависел исход битвы и всей освободительной борьбы, сколько от осознания народом необходимости сбросить с себя иноземную оккупацию...

(См. далее...)

2 ноября 2018

Святейший Патриарх Кирилл:

«Нравственный выбор — это то, что всегда принадлежит человеку, в каких бы условиях он ни находился». Слово на открытии XХII Всемирного русского народного собора

...Церковь не претендует на то, чтобы предложить некий единственно правильный выход. Но она может напомнить о том, в чём состоит главная ошибка Нового времени. Эта ошибка — в отказе от традиции...

(См. далее...)

29 октября 2018

Святейший Патриарх Кирилл:

«Где свобода человека, которого уносит поток общественного мнения, вкусов, моды?» Проповедь в храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке

...Если крест Христов перестаёт быть мерилом истины, если мы, многое не зная и не чувствуя, не накладываем мерило крестное на то, что вокруг нас происходит, то вне зависимости от нашей религиозности...

(См. далее...)

Публикация:

Вестник ПСТГУ, серия «Педагогика. Психология», вып. 1 (16), ПСТГУ, 2010

25.10.2010

Также у этого автора:

4 июня 2017

Моделирование социального партнерства в духовно-нравственном образовании школьников

Включение в содержание общего образования предметных областей духовно-нравственной воспитательной направленности, предусматривающих преподавание... (Далее)

22 января 2016

Новое об изучении религий и воспитании школьников в законе «Об образовании в Российской Федерации»

...Наша недавняя история, отношение государства к Церкви как своему идеологическому противнику привели к устойчивым искажениям в употреблении... (Далее)


Архив публикаций:
Святые и святыни:
Варлаам Хутынский

19 ноября

Преподобный Варлаам Хутынский (1192)

...В юношеском возрасте, удалившись в подгородний Лисичий монастырь, преподобный Варлаам принял постриг. Затем он поселился на уединённом холме над Волховом, в урочище, называвшемся Хутынь, в 10 верстах от Новгорода. В уединении преподобный Варлаам проводил суровую жизнь, совершая непрестанные молитвы...

(См. далее...)

Фотоальбомы

22 июня 2018

Родная земля. Дорогами паломников: Кострома - Нерехта - Плёс

Фотоальбом по материалам паломнической поездки московских педагогов в Кострому 22-24 июня 2018 года.

(См. далее...)

Анонсы

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Рейтинг@Mail.ru

Вера и Время    2018