Рейтинг@Mail.ru На главную Библиотека Фотогалерея Контакты Лица О проекте Поиск      В е р а    и    В р е м я
Религиозные ценности и современная система образования
Основные разделы:
Аннотация:

Развитие религиозного образования в российской светской школе в различных формах (учебные предметы, модули по выбору в школах и школы с национально-конфессиональной направленностью образовательной программы) рассматривается в связи с проблемой интеграции российского общества, необходимостью укрепления мжнационального и межконфессионального мира в Российской Федерации.

Публикации по теме:
Митрополит Иларион

8 марта 2018

Митрополит Волоколамский Иларион:

Мы должны закладывать в наших детей духовно-нравственный код, который поможет им вырасти полноценными гражданами

3 марта 2018 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на канале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных...

(См. далее...)

15 февраля 2018

Митрополит Волоколамский Иларион:

Теология и преподавание религии в школе

Доклад митрополита Волоколамского Илариона на пленарном заседании конференции «Духовно-нравственное образование в современной школе: социально-философский, научно-педагогический и межрелигиозный аспекты», прошедшей...

(См. далее...)

Последние репортажи:

18 декабря 2018

Клуб «Я шагаю по Москве» («Активное долголетие»): знакомство с храмами в селе Козлово Спировского района Тверской области

18 декабря 2018 года, в преддверии дня памяти святителя Николая Чудотворца, в Городском методическом центре Департамента образования города Москвы прошло очередное заседание клуба «Я шагаю по Москве» («Активное долголетие»).

(См. далее...)

16 декабря 2018

Итоговое заседание Совета Ассоциации учителей православной культуры города Москвы

16 декабря 2018 года в конференц-зале Центрального совета ВООПИиК прошло расширенное заседание Совета Ассоциации учителей православной культуры города Москвы, посвящённое итогам года.

(См. далее...)


ПУБЛИКАЦИИ
Автор публикации:
Метлик Игорь Витальевич /Доктор педагогических наук, Заведующий лабораторией развития воспитания и социализации детей Института изучения детства, семьи и воспитания РАО, профессор кафедры общей и социальной педагогики ПСГТУ, заведующий Научно-методическим кабинетом Синодального ОРОИК РПЦ

Метлик Игорь Витальевич

Доктор педагогических наук
Заведующий лабораторией развития воспитания и социализации детей Института изучения детства, семьи и воспитания РАО, профессор кафедры общей и социальной педагогики ПСГТУ, заведующий Научно-методическим кабинетом Синодального ОРОИК РПЦ

Публикации этого автора

22 ноября 2012

Изучение традиционных религий | Основы Православной культуры


 

Религиозное образование в школе и проблема интеграции российского общества

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ. Проект №11-06-00356а


Современный этап развития общественного воспитания в российской школе характеризуется возвращением в педагогическую практику духовно-нравственного воспитания школьников на основе ценностей и культуры традиционных российских религий. Такая практика развивалась в регионах с начала 1990-х гг., а в последнее время вышла на федеральный уровень. Введение в российских школах преподавания религиозных культур и этики по выбору, включение в новые стандарты общего образования программы духовно-нравственного развития и воспитания школьников, предусматривающей взаимодействие школы с религиозными организациями (закон об отделении школы от Церкви был отменен давно) ставит перед школой новые задачи. Надо выстраивать преподавание религиозных учебных дисциплин на основе общих процедур и правил, создавать систему взаимодействия органов управления образованием всех уровней и образовательных учреждений с семьями учащихся, религиозными организациями. Преподавание учебных предметов по истории и культуре религий (не только православной культуры) подошло к рубежу, за которым уже не может развиваться только «снизу», инициативно в отдельных школах и даже регионах. Оно должно быть полноценно, по всем годам обучения, интегрировано в федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) общего образования, стать сферой повседневной работы специалистов в качестве неотъемлемой части и важной составляющей учебно-воспитательного процесса.

Последние годы в этом отношении характеризуются противоречивыми тенденциями. С одной стороны, в обществе, среди педагогов, руководителей и работников образования всё более утверждается понимание права граждан давать своим детям в общедоступной государственно-общественной школе систематическое духовно-нравственное образование на основе религиозных традиций народов России. И право детей изучать традиционную духовную культуру своей семьи, своего народа при получении общего среднего образования. С другой стороны, выявилась и категорическая позиция против возрождения религиозного образования в российской светской (государственно-общественной) школе, стремление ограничить сферу его реализации исключительно негосударственным сектором в системе образования или даже только образованием при религиозных общинах (воскресные школы и т.п.).

С 1990-х годов обсуждался вопрос о добровольности или обязательности изучения православия в школе. Отдельные клирики, церковные деятели и специалисты высказывали мнение о том, что знать основы православной культуры, традиции в православной России должны все дети, обучающиеся в общеобразовательной школе. Ведь школа должна решать задачу интеграции ребенка в национальную культуру, а русская, да и российская культура в целом, не может быть адекватно усвоена и принята человеком без знания основ православия, православной христианской традиции и культуры. Но официальные представители Русской Православной Церкви никогда не настаивали на обязательном изучении учебного предмета по православной культуре всеми школьниками даже в школах с русским языком обучения — фактически, в русской национальной школе.

Конструктивное решение этого вопроса заключается в том, что небольшие учебные курсы о православной культуре на год-два могут входить в качестве обязательных в историко-обществоведческие, краеведческие учебные программы в регионах, где православие является традиционной религией большинства. Аналогично в других регионах могут быть такие же ознакомительные курсы по исламу или буддизму. Однако систематическое изучение православной традиции по всем годам обучения ребенка даже в русской школе должно быть строго добровольным, поскольку предусматривает не только накопление ребенком знаний о православной культуре, но и его приобщение к ней. А это затрагивает вопросы мировоззренческой, культурной самоидентификации семьи, вопросы формирования мировоззрения и нравственной культуры ребенка, которые не могут решаться без его родителей, его семьи, имеющей приоритет в воспитании своих детей. Согласно законодательству (часть 1 статьи 63 Семейного кодекса РФ): «Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами».

После того как разобрались с добровольностью, уже в последние годы в центр дискуссий встал вопрос о «разделении детей» при изучении разных религий в светской школе. Это называли, а многие и до сих пор называют, угрозой межконфессиональному и межнациональному согласию в школе и обществе, а также препятствием для единого гражданского воспитания, формирования российской гражданской и культурной идентичности детей и молодежи. Весьма грозные обвинения, кто же осмелится покуситься на единство страны, укрепление государственности, согласие между народами и религиозными общинами в нашей стране? То есть речь идет об общенациональных и государственных интересах, фактически интересах национальной безопасности, единства страны и целостности государства.

Формально черта под этой дискуссией была подведена 21 июля 2009 года. На встрече Президента РФ Д.А. Медведева с Патриархом Кириллом и лидерами мусульман, буддистов, иудаистов президент поддержал введение в государственных и муниципальных школах изучения традиционных религий — по выбору семьи школьника, а также, как альтернативы для нерелигиозных семей, «светской этики» и религиоведения как отдельных, самостоятельных учебных предметов [1]. «Таким образом, мы охватим всех, кто имеет разные представления о том, что необходимо для обучения, сообразуясь с представлениями самих учеников, сообразуясь с представлениями, конечно же, их родителей», — подвел итог Д.А. Медведев. Министр образования и науки РФ А.А. Фурсенко там же заявил о планах его ведомства осуществить эксперимент по отработке модели преподавания этих учебных дисциплин, включая и выбор предмета родителями обучающихся. Эксперимент завершился в 2011 г. и практически все его участники отметили, что никакого разделения на религиозной, национальной, социальной почве в ученические, учительские, родительские коллективы он не внес. Более того, преподавание традиционных религиозных культур по выбору семьи школьника улучшило нравственный климат, психологическую атмосферу в школах, позволило расширить и укрепить взаимодействие школы с семьями учащихся. Об этом публично заявил заместитель министра образования и науки М.В. Дулинов в Москве на открытии юбилейных Рождественских образовательных чтений в январе 2012 года.

Тем не менее, «опасения о разделении» у многих ученых, педагогов, и даже некоторых представителей религиозных конфессий сохраняются. К тому же их активно подогревают и тиражируют либерально-атеистические СМИ. Конечно, в таких опасениях есть свое «рациональное зерно». Преподавание религий отдельными конфессиональными курсами не должно формировать отчуждения, нетерпимости в школьной среде по мировоззренческим, конфессиональным признакам. Поэтому имеет смысл более внимательно рассмотреть эту проблему, оценить возможные альтернативы принятым решениям. Хотя бы для того, чтобы убедиться: подержанная Президентом РФ модель религиозного образования в светской школе является оптимальной с учетом всех условий и обстоятельств. И никакой разумной альтернативы свободному преподаванию религий в российской школе по выбору семьи учащегося — просто не существует.

Что же можно предложить взамен свободного и добровольного изучения в нашей российской общеобразовательной школе традиционных российских религий по выбору семьи школьника?

Конечно, есть желающие запретить любое изучение религий в светской (государственной и муниципальной) школе. Они шлют Президенту протесты, выступают в СМИ. Но таких немного, и представляют они в основном или коммунистов вульгарно-атеистического типа или мировоззренческое направление так называемого «светского гуманизма» [2], сторонники которого пропагандируют установление глобального мирового надгосударственного политического управления, фактически ликвидацию суверенных государств, наций. И, конечно, выступают за ограничение влияния в обществе традиционных религий, религиозных духовно-нравственных ценностей, которые считают устаревшими, не соответствующими «новой морали», необходимой в современном обществе.

Более представительна другая позиция: вместо учебных предметов по отдельным религиям надо преподавать единый и в этом случае обязательный предмет по всем традиционным религиям. Его названия могут различаться: история религий, религии мира, религии в России и др. Такие курсы также факультативно преподаются в некоторых школах, но в гораздо меньшем масштабе, чем конфессиональные учебные дисциплины. Говорят, что такое религиоведение будет и давать знания о религиях, и воспитывать взаимное уважение, терпимость, способствовать интеграции российского общества.

Рассмотрим обоснованность этой аргументации.

Прежде всего, те, кто запугивает людей, власть и самих себя погромами, если ребята в школе 1–2 часа в неделю разойдутся по классам изучать традиции разных религий, должны закрыть глаза не только на уже имеющийся отечественный опыт. Им придется игнорировать и практически на весь европейский и мировой опыт изучения религий в светской школе. Ни у нас, ни по всему миру преподавание религий по выбору не вызывает никакой напряженности и конфликтов в светской школе. Кроме того, именно эту модель изучения религий в школе, приобщения детей к духовно-нравственным ценностям народа ввели (вернули) почти все бывшие социалистические страны. Довольно быстро, например, в Польше, Словакии и даже странах Прибалтики, а там, где насильственная атеизация общества была более сильной позже (в Сербии). Если бы она вызывала «разделения», ее не стали бы использовать. Везде это не вызывает никаких конфликтов конфессий и народов, везде это религиозное образование в школе и религиозного большинства в стране, и религиозных меньшинств (православных в Польше или Литве, мусульман в Сербии и т.д.). Поэтому отсутствие всяческих межконфессиональных или межнациональных конфликтов в период указанного выше эксперимента также было вполне ожидаемым, закономерным результатом, поскольку на тех же основаниях традиционные религии изучаются в светской школе большинства стран Европы и мира, и никаких разделений в общество это не вносит.

Далее, и это очевидно любому педагогу, философское религиоведение просто недоступно детям младшего и среднего школьного возраста. Фактически это предмет только для старшеклассников. Попытки упростить его для подростков или малышей, конечно, возможны, но они дадут такой «продукт», который ничего, кроме отторжения, у детей, учителей и родителей не вызовет. В общем, это подтвердил и федеральный эксперимент. Включение в состав предметов (модулей комплексного курса) по выбору кроме модуля «Светская этика» еще и модуля «Основы мировых религиозных культур» (с неграмотным названием) фактически имело целью создать ситуацию «выбора без выбора», когда можно было бы административно ограничить выбор только нерелигиозными модулями-предметами. К сожалению, кое-где так и поступили, на первом этапе эксперимента в Пензенской области, а в Татарстане и ряде других территорий при введении комплексного курса «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) уже по всей стране с 2012-2013 учебного года. Но практически все педагоги подтверждают, что никакое религиоведение детям в 4, да и в 5 классе детям не нужно, да и недоступно по их возрастным возможностям.

Имеется и принципиальное различие содержания религиоведческого образования, религиоведческого модуля и конфессиональных учебных предметов. Религиоведение это область научно-философских знаний о религиях высокой степени обобщения. Сравнительная история религий также предполагает довольно высокий уровень исходных знаний по истории, культурологии, филологии, искусству. Религиоведение уместно как вузовская дисциплина для желающих изучать феномен религии с позиций нерелигиозных мировоззренческих подходов (прежде всего позитивизма и эволюционизма) или как школьный предмет для углубленного изучения по выбору в 10–11-х классах. В то же время знания о традиционной религиозной культуре народа адаптируются к любому возрасту и потому успешно преподаются не только в начальной школе, но даже в детском саду. Ведь их образовательные задачи совершенно иные: не просто информировать о религиях или давать знания о философской критике религий, а приобщать ребенка к определенной религиозной духовно-нравственной традиции, культуре, морали, жизненному укладу по свободному выбору его семьи.

Таким образом, замена религиозного (религиозно-культурологического) образования на философско-религиоведческое или историко-религиоведческое образование, изучение истории религий (под любыми названиями) на философско-позитивистской основе — просто невозможна. А если и найдутся желающие «ломать головы» детям религиоведением с раннего детства, то им никто и не препятствует, но желательно только своим детям, а не всем школьникам в обязательном порядке (хотя детей, конечно, жалко всех).

Тем не менее, изучать в массовой школе историю всех религий вместо отдельных предметов по выбору призывали не только атеисты, но и представители некоторых религиозных организаций, в частности из Совета муфтиев России (СМР), Федерации еврейских общин России (ФЕОР), некоторых протестантских организаций [3]. В чем же дело? Ведь им никто не препятствует преподавать знания о своих религиях в российской светской школе ровно на тех же основаниях, что и последователям Русской Православной Церкви. Выскажем свои предположения на этот счет.

Позиция протестантских организаций может быть связана с тем, что обязательный курс по истории религий дает им возможность представить свое учение в школе, а модель «конфессиональные предметы по выбору в школе» основана на запросе от семей, граждан, который должен иметь определенные параметры. В богатой стране Бельгии в светской школе учитель религии должен быть предоставлен даже одному школьнику определенной религиозной принадлежности, но в нашей стране до этого еще далеко (и это также подтвердил эксперимент). Что касается двух указанных организаций иудаистов и мусульман, то, возможно, они отдают предпочтение другой модели религиозного образования в светской (государственной и муниципальной) школе как наилучшей с точки зрения создания оптимальных условий для приобщения ребенка к родной для него, его семьи религиозной, национально-религиозной духовно-нравственной традиции.

Дело в том, что модель «конфессиональные предметы по выбору в школе» — не единственный способ углубленно изучать свою традиционную религию в процессе получения ребенком общего образования. Есть и другая модель, условно ее можно назвать «религиозно-этническая школа». Это когда добровольность изучения «своей» религии в процессе получения ребенком общего образования реализуется не в форме преподавания учебного предмета по выбору его семьи в каждой школе, а в форме выбора семьей образовательного учреждения, школы особого вида: национальной или этнокультурной государственной или муниципальной школы. В этих школах (это могут быть и дошкольные учреждения, детские сады) образовательная программа предусматривает изучение определенной религиозной традиции как неотъемлемой составляющей, основы соответствующей национальной культуры и приобщение к ней детей, обучающихся в такой школе (или дошкольном учреждении). В данном случае обычно только одной религии, традиционной для данного народа, национальной группы, общины.

На съезде ФЕОР в 2008 г. сообщалось, что в организацию входит «более 200 общин в 178 городах. При поддержке ФЕОР в городах России действует… 29 школ с еврейским компонентом, 28 детских садов» [4]. С учетом числа верующих получается, что ФЕОР практически решила вопрос о получении детьми своих последователей общего образования и духовно-нравственного воспитания в российской системе общего образования на основе религиозных духовных и нравственных ценностей, принятых в данной организации. СМР, в свою очередь, реализует масштабную Программу развития исламского образования в светской школе при поддержке зарубежных спонсоров и государственном финансировании в сотни миллионов рублей [5]. В ее рамках подготовлен курс «Исламоведение» [6] для средних школ, выпущено пособие. Его разработчики публично заявляли, что это учебный предмет по исламу, а не просто «культура ислама», и предназначен он для интеграции ребенка в эту религиозную традицию. Один из лидеров СМР в то время, М. Муртазин, сообщал: «Преподавание этого предмета планируется ввести в некоторых школах, в том числе в учебных заведениях с так называемым этноконфессиональным компонентом» [7].

Подчеркнем, что обе указанные модели изучения религий в общеобразовательной школе не противоречат законодательству, светскости Российского государства и светскому характеру образования в российской государственной и муниципальной школе. И в том и в другом случаях религиозное образование и соответствующее духовно-нравственное воспитание школьников проводится на добровольной основе и при выполнении государственных стандартов общего образования. Участие религиозных организаций определяется не их частными интересами, а интересами главного заказчика образовательного процесса — ребенка и его семьи. И обычно сводится к разработке или экспертизе содержания образования по «своему» конфессиональному учебному предмету (учебники, программы и др.), а также содержания подготовки учителей, желающих преподавать данный учебный предмет.

Очевидно, что если дети только 1–2 часа в неделю изучают в школе традиционную религию своего народа, а все остальное время обучаются и воспитываются вместе, то условия для их общего гражданского воспитания, формирования общероссийской гражданской и культурной идентичности — по крайней мере, не хуже, чем в отдельных национально-культурных или этнокультурных школах. Так что претензии о «разделении детей» могут быть адресованы с большими основаниями как раз этой, второй модели изучения религий в светской школе — в отдельных школах с изучением только «своей» традиционной религии народа. Именно в таких школах практика интеграции ребенка в национальную культуру может превалировать, выступать на первый план в воспитательной деятельности школы в сравнении с практикой общего гражданского воспитания учащихся, формирования их российской гражданской и культурной идентичности. Такая ситуация может реально складываться в некоторых подобных школах, что подтверждает наш опыт изучения их образовательной деятельности, особенно в условиях современной «размытости» этой самой российской гражданской и культурной идентичности, массовой пропаганды в СМИ установок и ценностей, несовместимых с российской гражданственностью и патриотизмом, ценностями российской культуры.

В то же время следует подчеркнуть, что Федерация еврейских общин России (ФЕОР) и Совет муфтиев России (СМР) имеют полное право развивать религиозное образование в российской светской школе для своих последователей преимущественно по модели «религиозно-этническая школа». Но это не мешает параллельно создавать возможности для изучения ислама или иудаизма и по модели «конфессиональные предметы по выбору в школе». В любом случае нет (и не может быть) никаких законных оснований для того, чтобы возражать против использования этой последней модели как основной для преподавания учебного предмета «Православная культура», что еще с 2007 г. предлагалось Русской Православной Церковью и в 2009 году было поддержано решением Президента РФ Д.А. Медведева.

Здесь целесообразно отметить, что организациям Русской Православной Церкви также надо заниматься разработкой и реализацией православного образования по этим двум моделям, не замыкаясь только на модели «конфессиональные предметы по выбору в школе». Сейчас очевидно, что ее практическая повсеместная реализация сталкивается со многими искусственными трудностями, тяжелыми согласованиями, а иногда и фактическим саботажем. Подменами того, что хотят для своих детей родители, семьи школьников, на нечто совсем иное. Мы видим, как не прекращаются попытки «слить» все предметы-модули ОРКСЭ фактически в единый религиоведческий курс. Главную цель изучения религиозных культур — приобщение ребенка к традиционным духовно-нравственным ценностям народов России, пытаются подменить на воспитание толерантности в неопределенных границах. Тормозится скорейшее введение преподавания религиозных культур и этики по выбору по всем годам обучения в школе. Чинятся препятствия профильной, специальной подготовки учителей по религиозным культурам в вузах с участием конфессий, разработке соответствующих программ профессионального образования и т.д. Учителя готовятся к преподаванию всех шести предметов-модулей, в том числе всех четырех религиозных культур, что является очевидной профанацией, не позволяет подготовить квалифицированного учителя по православной культуре, исламской культуре и т.д.

В связи с этим модель русской (чувашской, осетинской и др.) православной школы как национально-религиозной (этнокультурной) может быть более удобна и перспективна, особенно в определенных условиях. Например, на территориях, где русское или православное население представлено незначительным меньшинством, рассеяно в большом городе или где свободному изучению православия в школах по выбору препятствуют региональные или муниципальные власти. Одновременно это позволит разнообразить формы православного религиозного образования и духовно-нравственного воспитания детей в российской светской школе и сбалансировать условия получения религиозного образования и воспитания в светской школе для последователей всех российских конфессий и народов на всей территории Российской Федерации.

Возможности для реализации в российской школе указанных выше моделей религиозного образования и духовно-нравственного воспитания школьников дает учебный план, где есть инвариантная часть, единая для всех школ и вариативная, формируемая участниками образовательного процесса согласно их интересам. Вот только эти возможности — в противоречии с общественными потребностями, демократическими ценностями и нормами — с 2000-х годов целенаправленно и волюнтаристски сокращаются, сужаются. Наилучшие возможности, с учетом интересов регионов и отдельных школ, давал учебный план в первом постсоветском стандарте общего образования (1998–1999 гг.). В нем соотношение федеральной, региональной и школьной частей (компонентов) в основной части учебного плана было примерно 75–10–15%, то есть примерно 25% составляла вариативная часть (урока по религии не было в инвариантной, федеральной части). В следующем стандарте от 2004 г. (оба эти стандарта официально называют «стандарт первого поколения») эти возможности сократились. Прежде всего, из-за введения изучения иностранного языка во 2–4-х классах с нагрузкой 2 учебных часа в неделю. В новом стандарте («стандарт второго поколения»), который должен был внедряться с 2009 г., а фактически пока (на декабрь 2012 г.: http://минобрнауки.рф/документы/543) полностью, с примерной основной образовательной программой, утвержден только для начальной школы, эти возможности сужены еще больше.

Вариативный компонент учебной деятельности практически вытеснен из основной части учебного плана, прежде всего для школ с обучением на русском языке, работающих по пятидневке. Это надо иметь в виду, когда разработчики ФГОС общего образования заявляют, что «вариативная часть» в их стандарте составляет 30% или даже 40%, — чуть ли не больше, чем в первом по времени постсоветском стандарте общего образования. Но речь идет не об уроках в основной части учебного плана, в школьном расписании, в рамках максимально допустимой учебной нагрузки школьников, а о внеурочной деятельности во второй половине дня (кружки, экскурсии и т.п.). Которая, к тому же, теперь не имеет гарантий оплаты на федеральном уровне и потому фактически сейчас сокращается во многих школах.

При этом в национальных школах, где обучение ведется на русском и другом языке или только на другом языке народов России, работающих по шестидневной учебной неделе, возможность изучать свою религию сохраняется. Иначе говоря, «в ущербе» могут оказаться только школы, работающие по пятидневке, а это практически только школы с русским языком обучения. Чтобы сохранить возможность преподавания православной культуры в вариативном компоненте (в ФГОС общего образования — компонент участников образовательного процесса) в начальной школе, всем таким школам придется переходить на шестидневку.

Указанные обстоятельства сейчас обостряют дискуссии вокруг нового стандарта общего образования. Ведь в случае введения стандарта и учебного планирования, исключающего возможность (не обязанность, а именно возможность) преподавать православную культуру в форме полноценных уроков по всем годам обучения, может возникнуть ситуация, когда уже ведущееся изучение православной культуры в некоторых школах придется «сворачивать». Такие ситуации уже возникли в ряде регионов, где преподавание православной культуры получило развитие в рамках школьного и особенно регионального компонентов учебного плана. Множество подготовленных учителей православной культуры остаются без дела, поскольку расширение преподавания религиозных культур по выбору в рамках новой предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России» явно тормозится, ограничивается пока только 4 классом. И главное, дети и их родители желают, чтобы уроки православной культуры в школах продолжались. Но все это может быть «выброшено за борт», несмотря на очевидную потребность общества, и оказанную уже и Президентом РФ поддержку введению учебных предметов по основам религиозных культур в обязательную часть школьной программы.

Введение любого нового стандарта общего образования, ухудшающего условия для преподавания православной культуры, но не предметов по другим религиям, религиозным культурам не только повредит государственно-церковным отношениям, но и может вызвать реальную, а не мнимую напряженность в межконфессиональных, а значит и межнациональных отношениях. Возможности изучать свою религиозную традицию в российской светской школе для последователей всех религий в нашей стране должны быть одинаковыми. Нельзя допустить дискриминации граждан, семей, детей в этой сфере по признаку их отношения к Русской Православной Церкви. Именно так, может быть, неожиданно для тех, кто много слышит о «православной клерикализации школы» и т.п., но не знаком с фактической стороной дела. С тем, что изучением православия сейчас в действительности охвачено пропорционально меньше школьников из семей, которые могут быть заинтересованы в этом, чем изучением ислама или иудаизма из соответствующих групп населения.

Выравнивание возможностей граждан России в сфере религиозного образования и соответствующего духовно-нравственного воспитания детей в светской школе уже сейчас является актуальной не только педагогической, но и социально-политической задачей государства. Ее решение предполагает и соответствующую пропорциональную организационную и финансовую поддержку (пока на федеральном уровне поддерживается только исламское образование и преподавание истории религий) — исключительно с учетом потребностей в этом граждан России, а не субъективным отношением к религии и Церкви отдельных чиновников. И, конечно, неприемлем никакой «особый подход», любым путем (национальные, этнокультурные школы и др.) дающий возможность иметь и развивать такой вид образования для последователей одних религий и фактически лишающий такой возможности последователей православия в нашей стране.

Еще в 2006 г. прошло обсуждение всех этих вопросов в Общественной палате РФ. Представители гражданского общества определенно высказались за свободное преподавание в школе разных учебных предметов по истории и культуре религий на основе следующих базовых принципов: добровольность, многообразие, свобода выбора. Это было указано в предложениях Совета ОП РФ [8], направленных министру образования и науки А.А. Фурсенко секретарем палаты Е.П. Велиховым и подготовленных в ответ на обращение «за советом» в Общественную палату самого А.А. Фурсенко. Там содержатся и конкретные рекомендации министерству, в частности: «Выйти с законодательным предложением по правовому закреплению в федеральном законодательстве, с необходимой степенью детализации, порядка изучения религий в государственной и муниципальной системе образования на религиозной мировоззренческой основе с участием религиозных организаций» (п. 4.3). К сожалению, до сих пор эта рекомендация не выполнена. А если бы она была выполнена, то сейчас задача, о которой говорилось на встрече лидеров российских религиозных конфессий с Президентом РФ в июле 2009 года, — обеспечить возможность изучать основы религиозной культуры и этики к 2012 г. во всех школах — была бы гораздо легче достижима. А может быть, эта задача уже была и решена.

Что же касается формирования российской идентичности, общего гражданского воспитания, то для этого есть основные гуманитарные предметы, и незачем еще вводить религиоведение. Все необходимые общие знания о религиях дети должны получать на уроках истории и обществознания, которое по ФГОС общего образования должно преподаваться систематическим курсом с 5 по 11 класс, а в начальной школе в рамках предмета «Окружающий мир». Специальным школьным предметом, ориентированным на задачи общего гражданского воспитания, формирование российской гражданской идентичности, в том числе веротерпимости, является именно учебный предмет «Обществознание», и нет никакого смысла его дублировать в предметной области духовно-нравственной воспитательной направленности. В этом же предмете «Обществознание» предусмотрено преподавание необходимых для всех школьников знаний о религиях в России. Например, в обязательном содержании по стандарту от 2004 г. это темы: «Религия, религиозные организации и объединения, их роль в жизни современного общества», «Свобода совести». В материалах ФГОС общего образования таких тем о религиях в России еще больше: «Роль религии в культурном развитии», «Религиозные нормы», «Мировые религии», «Веротерпимость», «Возрождение религиозной жизни в нашей стране». Материалы по религиоведению могут быть и частью учебного предмета по гражданской (светской) этике, нерелигиозного духовно-нравственного образования, но в старшей школе, в 10–11-х классах. Подобно тому, как в рамках предмета «Православная культура» можно изучать христианский взгляд на нерелигиозные философские учения, концепции, но тоже именно в старшей школе. А изучение годами разных религий, как предлагалось некоторыми авторами [9] может привести только к мировоззренческой и нравственной дезориентации ребенка и никоим образом не сделает его патриотом России.

Российская гражданская и культурная идентичность формируется конкретно-исторически на каждом этапе истории нашего общества на основе совокупности духовных и нравственных ценностей, принятых большинством людей в стране, правовых, политических и культурных норм, объединяющих людей в едином государстве. Содержание этих ценностей в настоящее время в Российской Федерации задается, прежде всего, Конституцией РФ (глава 2 о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина в РФ). Целенаправленное освоение этих норм и приобщение к этим ценностям должно быть предметом гражданской (так точнее, чем «светской») этики в российской школе [10]. Но эти общие гражданские ценности не могут формироваться за счет нивелирования или смешения религий и культур народов России, что будет вести только к замене одной бывшей химерической идентичности (советский народ) на другую, столь же химерическую — россияне как очередная «новая историческая общность людей». И опять в оппозиции или при профанации традиционной духовной культуры русского и других народов в нашей стране.

Сегодня, отстаивая свои гражданские и человеческие права на свободное приобщение детей к православной культуре в общеобразовательной школе, верующие фактически не дают повернуть развитие нашего общества вспять. Повсеместное и гарантированное законом свободное и добровольное религиозное образование и духовно-нравственное воспитание детей в общеобразовательной школе явится определенным рубежом, «точкой не возврата» нашей страны к государственному атеизму. Представляется, что это понимают и многие сторонники этого самого государственного атеизма, именующие себя сейчас зачастую «светскими гуманистами». Отсюда такое сопротивление возрождению религиозного образования в российской школе, и прежде всего преподаванию православной культуры как наиболее массовой практики, в рамках которой возможно приобщение детей к традиционным духовно-нравственным ценностям, столь нетерпимым для современных «светских глобалистов», как и ранее для коммунистов. Но именно такая неконструктивная, непримиримая позиция и дестабилизирует гражданское согласие в обществе, разжигает страсти и страхи там, где их нет на самом деле. Вносит разделение в российское общество, причем гораздо в большей степени, чем различия в интересах и подходах в сфере образования представителей разных конфессий, российских религиозных общин.

Для того чтобы никакие конфликты в процессе изучения в школе основ религиозной культуры православия, ислама, буддизма и других религий не могли бы возникнуть, необходимо придерживаться определенных, давно известных методических принципов при разработке содержания образования и в процессе преподавании этих учебных дисциплин. В отношении учебных предметов, модулей, курсов по религиозным культурам следует придерживаться положительных знаний о конкретной религиозной традиции (мировоззрение, образ жизни, мораль, традиции и т.д.). Не вникая при этом в отличия «своей» религии от других, в межрелигиозные противоречия, дискуссии, споры. И школьнику это не нужно, и родители хотят приобщить своего ребенка к определенной, близкой им традиции, образу жизни, системе морали, а не воспитать из него критика других религий. Когда ребенок вырастет, если заинтересуется, он сам выяснит все эти различия. Что же касается курса этики, то это должна быть гражданская этика, а не атеистическая «новая мораль» в духе упомянутого «светского гуманизма» (поэтому название «гражданская этика» лучше, чем «светская этика»). Возможно, найдутся желающие приобщать детей и к «гуманистическому мировоззрению», и к его «новой морали», о которой восторженно говорят авторы «Гуманистического манифеста 2000». Но в этом случае родители школьников должны быть заранее проинформированы об этом учении, мировоззрении, о его нравственных принципах, идейных постулатах, чтобы под видом изучения якобы нейтральной светской «гуманистической этики» из детей не делали бы сторонников этого фактически антигосударственного мировоззрения при полном неведении их родителей, семьи.

Свободное и добровольное изучение традиционных религий народов России в государственной и муниципальной школе в действительности не противоречит, а способствует восстановлению жизнеспособности и единства российского общества. Никакие реальные интересы России, интеграции нашего общества, укрепления Российского государства, общенационального согласия и единства в стране не могут противоречить интересам русского, чувашского, мордовского, осетинского и других народов, для которых православное христианство является традиционной религией. Говорить о какой-то угрозе гражданскому миру в связи с развитием этой практики, по крайней мере, не больше оснований, чем видеть такую же угрозу в факте сохранения мировоззренческих и религиозных различий граждан, народов в нашей стране. Ведь и здесь можно «укреплять Россию», фактически принуждая людей отказаться от национальных и религиозных культурных особенностей ради какой-то новой идеологической химеры.

Такой химеры нет в жизни, в культуре, и потому ее надо искусственно создать, придумать, сочинить. В этом отношении педагогам следует внимательно относиться к образовательным материалам, сопровождающим введение курса ОРКСЭ. Так, например, в программе этого курса указано, что целью комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» является формирование российской гражданской идентичности младшего школьника посредством его приобщения к отечественной религиозно-культурной традиции. «Новый предмет призван актуализировать в содержании общего образования, смоделировать педагогическими средствами российскую религиозно-культурную традицию, создать условия для приобщения к ней российских школьников» [11, с. 3]. Данная формулировка может быть прочитана как цель формирования педагогическими средствами, в школе некоей российской религиозно-культурной идентичности учащихся, химерической в том смысле, что никакой единой российской религиозно-культурной традиции, на основе которой ее можно было бы формировать — не существует. И не может существовать в общепринятом смысле слова «традиция». Но при этом далее в программе отмечено, что эта «отечественная религиозно-культурная традиция» несовместима с унификацией содержания разных религий и этических учений. Ее принцип — общность в многообразии, «многоединство», которое отражает культурную, социальную, этническую, религиозную сложность нашей страны и современного мира в целом. А раз так, то и сама эта традиция является, по сути, не традицией, а комплексом традиций народов в России, составляющих в целом российскую культуру.

Формирование российской гражданской идентичности на отечественной, российской культурно-исторической основе — общая цель духовно-нравственного образования в российской школе, какой бы предмет или модуль духовно-нравственной направленности по выбору не изучал школьник. Так может пониматься общая цель введения предметной области по религии и этике или по основам духовно-нравственной культуры народов России. А содержание, состав этой предметной области духовно-нравственного образования должен обеспечить как раз учет этого самого многообразия (мировоззренческого, культурного, этнического, религиозного) в рамках нашей общей российской культурной идентичности. В этом новизна, непривычность предметной области по религии и этике для тех, кто привык в советский период к мировоззренческому, идейному однообразию и в обществе, и в школе. К одной на всех государственной моноидеологии в государственной же школе. Не мыслящих себе светскую, общественно-государственную школу никак иначе, как только воспитывающей всей учащихся по одному «лекалу», не основе одной государственной идеологии. Но в современной Российской Федерации нет не только единой и обязательной для всех государственной идеологии, но и государственной системы образования. Наша современная светская школа — общественная, общая для всех граждан, народов, населения России.

Не должно быть смешений или слияний двух задач, точнее сторон двуединой задачи общественного воспитания детей в современной российской общеобразовательной школе. Общего гражданского воспитания школьников и вариативного духовно-нравственного воспитания на основе определенной религиозной, национально-религиозной традиции в России. Поглощения одной из них другой. В частности, переноса на духовно-нравственное образование, изучение традиционных религиозных культур воспитательных задач историко-обществоведческого образования, тех задач общего гражданского воспитания, которые должны решаться в курсах обществознания, истории и других гуманитарных дисциплин. Такое понимание специфики и взаимосвязи общего гражданского и вариативного духовно-нравственного воспитания неизбежно, если российская гражданская идентичность не мыслится на основе какой-то одной нерелигиозной моноидеологии или религии. Но Конституция России, как уже было указано, в статье 13 гарантирует идеологическое многообразие в обществе, и потому никакой такой единой для всех религии или нерелигиозной идеологии в любом ее понимании в нашей стране и в общественной, светской общеобразовательной школе быть не может. Разнообразие культурных, духовно-нравственных традиций в России не сливается в одну традицию. Иначе и не нужны были бы эти отдельные предметы-модули, и вообще вся новая предметная область духовно-нравственной направленности в школьном учебном плане. Можно было бы ограничиться единым гражданским воспитанием на уроках истории и обществознания.

Несогласие с этим, непонимание этой новой социокультурной и правовой ситуации, а иногда и просто нежелание ее понимать периодически провоцирует предложения — «слить» все предметы-модули ОРКСЭ в некий единый религиоведческий курс. Такие предложения исходят, как правило, от людей, не идентифицирующих себя с определенной духовно-нравственной культурой, национальной или религиозной традицией. Но такое слияние абсолютно неприемлемо для религиозной части общества, потому что в их понимании означало бы фактически возвращение в школу обязательного атеистического воспитания под видом такого «общего» и якобы «нейтрального» религиоведения. По опыту работы с педагогами именно эти методологические позиции до сих пор вызывают трудности у многих педагогов, особенно старшего возраста. И именно в связи с привычкой, идейным стереотипом из прошлого — видеть образование и особенно воспитание детей в школе в одном цвете и содержании. Как в 1990-е годы — поменять слово «коммунистическое» на «гуманистическое», и продолжать в том же духе. Этот стереотип надо терпеливо, но настойчиво преодолевать в образовательной среде.

В современной российской школе сейчас необходимо последовательно выстраивать практику приобщения детей к духовно-нравственной культуре традиционных российских религий, не пугая никого разделениями и конфликтами. Не подменяя смысл и содержание поручения Президента Российской Федерации от 2 августа 2009 года о введении в общеобразовательных учреждениях Российской Федерации преподавания «новых предметов» по четырем религиозным культурам, этике и религиоведению [12]. Общеобразовательная школа как социальный институт неотделима от общества, и деятельность общеобразовательной школы не может осуществляться без учета религиозного состава российского общества, мировоззренческих и культурных особенностей и соответствующих образовательных потребностей граждан, семей, народов России. Школа существует для общества, для граждан, их детей, а не для волюнтаристских действий чиновников, реализации проектов перманентных реформаторов, выдумок идеологов и абстрактных теоретиков. К такой, действительно новой, российской общественной, общенациональной школе, служащей жизненным интересам нашего народа, общества, мы и должны продвигаться. И одним из путей к такой школе является полноценное восстановление культуросообразности общего образования, в том числе обеспечение гарантий систематического традиционного национально-религиозного образования в российской общеобразовательной школе, приобщения детей к духовно-нравственным ценностям, религиозным традициям народов России.

 

Литература

 

1. Стенографический отчет о совещании по вопросам преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики… 21.07.2009 г. // http://archive.kremlin.ru/text/appears/2009/07/220032.shtml

2. См.: Гуманистический манифест 2000 // Кредо (журнал Оренбургского регионального отделения Российского философского общества). 2000. № 20. Текст доступен в Интернете.

3. В этом плане следует отметить корректную позицию католиков — официальные представители Ватикана в России не раз высказывались в том смысле, что предложения РПЦ о преподавании православной культуры и других религиозных предметов в светской школе по выбору семьи учащегося не могут вызывать возражений.

4. В Федерации еврейских общин России… // Интерфакс, 18.02.2008.

5. Фонд поддержки исламской культуры… // Интерфакс-Религия, 20.12.2007; 800 млн рублей выделено... // Интерфакс-Религия, 14.02.2008.

6. Рассмотрены перспективы исламского образования в России // http://www.muslim.ru/1/cont/23/1195.htm, 2.07.2007

7. Заканчивается работа над школьным учебником по исламоведению // Ислам.ру, Новости, 25.10.2007.

8. Предложения Совета Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры... 29.11.2006 // http://www.oprf.ru/ru/documents/resolutions/newsitem/7338

9. Данилюк А.Я. Концепция образовательной программы «Духовно-нравственная культура» (1–11 класс общеобразовательной школы). – М., 2007. – 20 с. — С. 10. / http://www.verav.ru/doc/0038_kaluga.Dan.doc

10. Метлик И.В. Ценностное ядро гражданского воспитания школьников // Воспитание школьников — 2011. — № 8. — С. 3-10.

11. Учебная программа курса «Основы религиозных культур и светской этики». Текстовый оригинал. — М., 2009.

12. Поручение Президента РФ Д.А. Медведева от 2.08.2009 г. № Пр-2009.


Источник:      Вера и Время

Последние публикации:
Святитель Николай Чудотворец

19 декабря 2018

Протоиерей Андрей Ткачёв:

Николай Чудотворец

...Второй же его урок нам заключается в необходимости оберегать и воспитывать своего внутреннего человека. К монашескому образу жизни склонны очень немногие. Но совершать временное бегство от суеты, находить время для молчания и молитвы обязан каждый, кто не весь вывернут наизнанку и живёт только внешним, кто хранит и оберегает свой...

(См. далее...)

17 декабря 2018

Марина Чижова:

«Самый добрый старец»: к дню памяти архимандрита Ипполита (Халина)

...Он принадлежал к числу тех священников, которые не столько заботятся о благоустройстве храмов, сколько о благоустроении человеческих душ. Возможно, именно поэтому так много людей стремилось попасть к старцу. А он имел такую любовь и сострадание, что мог вместить в своё сердце каждого...

(См. далее...)

12 декабря 2018

Святейший Патриарх Кирилл:

«Сегодня очень тяжёлые события происходят в братской Украине». Проповедь в храме святой мученицы Татианы в Люблине

...речь идёт не о том, быть или не быть независимой Церкви на Украине, как то утверждают сторонники независимости, а речь идёт о том, какой быть Церкви на Украине — Церкви Божией, творящей волю Божию, или лжецеркви, служащей диаволу и только...

(См. далее...)

25 ноября 2018

Ольга Орлова:

Помощница усердная. Памяти схимонахини Клавдии (Петруненковой)

...По послушанию взявшись за этот подвиг, с целым сонмом исповедников она познакомилась лично. Знала многих из тех, кто впоследствии был прославлен в лике святых: святителя Луку (Войно-Ясенецкого), преподобного Серафима Вырицкого (бывшего духовником схимонахини Марии); бывала и у преподобных...

(См. далее...)

Публикация:

Вера и Время

22.11.2012

Также у этого автора:

4 июня 2017

Моделирование социального партнерства в духовно-нравственном образовании школьников

Включение в содержание общего образования предметных областей духовно-нравственной воспитательной направленности, предусматривающих преподавание... (Далее)

22 января 2016

Новое об изучении религий и воспитании школьников в законе «Об образовании в Российской Федерации»

...Наша недавняя история, отношение государства к Церкви как своему идеологическому противнику привели к устойчивым искажениям в употреблении... (Далее)


Архив публикаций:
Святые и святыни:
Никола с Косьмой и Дамианом

19 декабря

Святитель Николай, архиепископ Мирликийский, чудотворец (ок. 345)

Дни памяти: Май 9 (21) (Перенесение мощей), Июль 29, Декабрь 6 (19)

(См. далее...)

Фотоальбомы

22 июня 2018

Родная земля. Дорогами паломников: Кострома - Нерехта - Плёс

Фотоальбом по материалам паломнической поездки московских педагогов в Кострому 22-24 июня 2018 года.

(См. далее...)

Анонсы

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Рейтинг@Mail.ru

Вера и Время    2018